Джон Диане спуска не давал. Он помнил наставления, что надо себя вести хорошо и прилично, и что донимать взрослых чересчур большим количеством вопросов, тоже знал очень хорошо. Но всё как-то само собой выходило. Наивно было ждать от Джонатана Кента смирения, когда целое настоящее путешествие. Без приключений, как у них с Карой всегда случалось, по крайней мере, пока, но тоже очень неплохо. Jon Kent

- Ты мог меня убить, но не сделал этого, лишь устранил цель, - признала Наташа. - Это больше, на что можно было бы рассчитывать. И означало, что в той или иной степени, но все они обходили систему. Находили лазейки и оправдания, какими бы они не были. Какое-то время Наталья самодовольно думала, что это её повышенная живучесть. А потом пришел опыт: как дерутся враги, как дерутся на смерть, как дерутся театрально, как дерутся для отвлечения внимания. Нет, это не она живучая - это ей позволили жить. Может, Баки будет проще жить с этой мыслью. Natalia Romanova

Хотя на самом деле веселого в этом было мало. Один был могущественным царем, добрым и справедливым, но как родитель… как родитель он поступал зачастую странно, всё чаще и чаще раня своих детей вместо того чтобы поддержать их. Всеотец вовсе не был глупцом, скорее всего у него был какой-то план, какая-то цель. Вот только Сигюн было не постичь ни мудрых целей, ни тайных планов. Ее сердце просто болело за детей, на чьи плечи легло исполнение царской воли: за Локи, за Тора. И даже за Хелу. Sigyn

Но, к прочему, Фрост не чувствовала ничего и ни к кому и даже порой не различала своих жертв на женщин и мужчин, ей нужна была просто их энергия. Но Фрост и правда восхищалась тем, как Эмма разбирается со встретившимися на их пути охранниками. Они были похожи, обе властные, знающие, что им нужно и идущие к своей цели Ледяные Королевы. Чертовски крутая команда… но команда ли? Caitlin Snow

Человеческая природа удивительна и многогранна, почему-то имея свойство направлять все самое многообещающее в то, что способно уничтожать других людей; в итоге - самих себя. И даже он, Капитан Америка, не являлся исключением данного правила: просто моральная составляющая исходного материала оказалась лучше, чем полагалось машинам для убийств, и "появиться" ему посчастливилось во время, когда мораль и символ были куда важнее бесстрастного убийцы. Steven Rogers

Гор и Хатхор
гостевая книгаправила проектасписок ролейнужные персонажиакция недели точки стартаfaqхочу к вам
Добро пожаловать на борт!
Обновление дизайна!
способно уничтожать других людей; в итоге - самих себя. И даже он, Капитан Америка, не являлся исключением данного правила
Человеческая природа удивительна и многогранна, почему-то имея свойство направлять все самое многообещающее в то, что

flycross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » flycross » Oh Glory » 21 guns [marvel]


21 guns [marvel]

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

21 guns
Your faith walks on broken glass
And the hangover doesn't pass
Nothing's ever built to last
You're in ruins.

http://s8.uploads.ru/9vpUs.gif


участники
Джеймс Барнс, Наталья Романова

декорации
Ваканда ~2017

Они были знакомы как Чёрная Вдова и Зимний Солдат. Когда-то - но память та ещё дура, особенно, когда над ней проводят манипуляции, и каждый раз почти как первый: в Красной Комнате, на миссиях, в открытом противостоянии, что стало Гражданской войной. (Он её так и не узнал).
Теперь же время познакомится как Джеймс Барнс и Наталья Романова, лучшие, потому что единственные, друзья Капитана Америка. Если повезет, это будет последним знакомством.

+2

2

Баки не знал, куда ему деться. Было желание спрятаться, исчезнуть, раствориться в воздухе. Но как, если ты один из самых разыскиваемых людей. Куда спрятаться, если всюду глаза и уши.
Хорошо хоть у Стива было решение. В Ваканде, конечно. Когда-то никому толком неизвестная точка на карте. Теперь - его надёжное укрытие. Здесь его не будут искать. Не найдут. Сам король лично обещал ему укрытие. И лечение. Что ж, все что угодно, чтобы вытащить проклятый код Гидры из его головы. Это же бомба, никогда не знаешь, когда рванет. Подбери пароль и получи идеального убийцу без морали, сомнений и сожалений. Раба чужой воли.
Джеймс сидел на койке и смотрел прямо перед собой. Бесконечные огоньки и лампочки перемигивались между собой, сигнализируя о непрерывном анализе. Или что они там делали?
Как рождественская елка.
Еще одно воспоминание в копилку. Барнс хранил их все, бережно собирая и хорошие, и плохие. Это хорошее. Плохих в разы больше. Но он был рад любым. Из всего этого складывается он сам. Из всех этих убийств в том числе. Как бы не хотелось убежать, от себя не убежишь. Время отвечать за свои поступки. За убийство Старков он уже расплатился рукой. Капля в море.
Баки скосил глаза влево. Шури - местная принцесса и на неопределённое время его медик - удалила остатки кибернетической руки и наложила повязку. Без руки было… странно. Тупая фантомная боль в плече, будто там есть продолжение, попытки шевельнуть недостающей конечностью, забывшись. Он слишком привык рассчитывать на этот подарок Гидры и теперь ощущал себя калекой.
Что ж, пора привыкать, калекой он и являлся. Уже много-много лет.
- Посиди пока, я скоро вернусь, как раз закончится анализ.
Барнс кивнул, все также смотря прямо перед собой. Эти лампочки вводили почти в гипнотическое состояние. И это тоже неплохо. Меньше мыслей. Легче. Почти как после обнуления.
Вина. Всепоглощающая вина теперь была его вечным спутником. Он тонул в ней, захлебывался, не мог никак выплыть. Да и не хотел, если быть до конца откровенным. "Ты не виноват," - повторял Стив. Если он не виноват, то почему по ночам они приходят к нему? Иногда Джеймс просыпался, не в силах понять, где он, кто он, теряя связь с реальностью. Иногда ему казалось, что он сходит с ума. Если он не виноват, то почему это все происходит с ним?
Потому что виноват. Потому что он убийца. Потому что своими руками он убил их всех. Не хотел, не помнил, но убил. И теперь он вспоминал. Всех и каждого. Пора отвечать за свои поступки.
Что-то пиликнуло, и самый большой огонёк сменил цвет на зелёный. Вырванный из плена размышлений Баки покосился на нарушителя тишины. Что бы там не было, он надеялся, что Шури вытащит чёртов код. Что делать потом? Он понятия не имел. Его ищут, он преступник. Стив обещал все уладить, но… Эх, Стив, герой, чёртова икона и надежда всея Америки. Кто ж знал, что из старого доброго Роджерса получится целый Капитан Америка. Барнс хмыкнул своим мыслям и вновь уставился в пространство. Теперь, когда жизнью не управляли приказы, стало… сложнее. Он просто не знал, что делать дальше.

+1

3

Происходящее в последние месяцы напоминало дурной сон, который по ошибке системы почему-то оказался реальностью. И единственное, что было хорошего: Гельмут Земо был под стражей и ожидал наказания за свои преступления. Остальное оставляло желать лучшего. Никто ведь не думал о том, чтобы забывать о преступлениях Капитана Америки и всех, ему сочувствующим, а следовательно решившим сражаться на его стороне. Рафт, знаете ли, местечко, в котором не сильно-таки хочется оказываться всего лишь по одной простой причине: выбраться оттуда уже нельзя.

Именно поэтому ведь первой же миссией их недо-отряда оставшихся на свободе Мстителей вне закона стало " а давайте устроим ребятишкам побег". Да, это правильно и справедливо по отношению к Сэму, Ванде, Скотту (кто это такой вообще?) и в особенности к Клинту, у которого на минуточку жена и дети и его дома ждало бы наказание за побег с пенсии в сто крат хуже Рафта, но это было и слишком опрометчиво и непродуманно. То, что это было безумно опасно, подразумевалось само собой. Но кого это волновало?

Сбежали, что же. А вот дальше и началось самое интересное: если бы не Т'Чалла, то всех их, кроме Наташи, но это само собой разумелось, были бы легкой мишенью, весь мир за ними сейчас следил и ждал удобного случая затеять продолжение войны. Это говоря только о внешней проблеме. Внутри же... Пальцев не хватит, чтобы всё перечислить. Всё было, начиная с отсутствия дальнейших планов и целей, заканчивая экс-ассасином, находящимся не в лучшей что физической, что психической форме, находящегося у них. И этим ассасином была даже не Наталья.
Жизнь забавная вещь. Кто же знал, что Зимний Солдат - это тот самый Баки, о котором Стив редко и с грустью упоминал пока думал, что тот мертв, но как выяснилось обратное - наоборот.

Наташа же хранила свои секреты. Наташа внимательно наблюдала.

На самом деле из медотсека Баки почти не вылазил. На то были причины, отрицание проблемы не станет её решением. Над решением трудилась Шури и ученые Ваканды, не говоря о моральной поддержке со стороны Стива. Нат не была особо нужна, разве только как моральная поддержка уже для самого Роджерса. Поэтому она занималась привычными вещами: шпионаж, долгоиграющие планы, беспокойство о будущем. Кто-то же должен.
Ей только будущее и остается - с её-то прошлым не особенно посудишь кого-либо.

Но все же... Всё же ведь у них была история. Он не помнит? Пусть, так даже и лучше, некоторые вещи проще похоронить. Да только вот история от этого все равно продолжается. И, как стороне, которая эту историю хотя бы знает, именно ей и действовать. Чувства незавершенности и смятения были слишком назойливыми и неприятными.
Как Романова и предполагала, все же медотсек. Она проходит с усмешкой про себя отмечает, что хоть этот человек выглядит абсолютно беззащитным, но даже без одной руки он был бы способен уничтожить это место, скажи только заветные слова. Наташа же говорит ровно противоположные слова. Те же слова, которые ей говорил когда-то Клинт: слишком добрые, слишком обыденные, слишком простые, а поэтому совсем неестественные. Но чем их было больше в её жизни, тем больше они ей помогали, действительно становясь панацеей.

— Здравствуй, Джеймс, - Романова давно научилась вести себя ровно и спокойно, тем более научилась дружелюбно улыбаться. — Что нового?

Потому что это действительно звучало как что-то из повседневных разговоров в отличии от "как успехи в попытках вытащить из твоей головы код активации в тебе массового убийцы". Наташа вела себя так, будто бы они были знакомыми. Фактически, для Барнса так ведь и было. Может, о ней что-то рассказывал Стив. Тогда ей было бы даже интересно, что именно. Роджерс имеет эту отвратительную черту видеть лучшее в людях, рассказывать об этом и... ты не понимаешь, где в тебе это "лучшее".

— Не скучаешь? Тут слегка однообразно, - она обвела взглядом комнату и лишь в этом только удостоверилась. — Если хочешь, можем пройтись, подышишь свежим воздухом и разомнешься. Это полезно для здоровья.

+1

4

Он почти научился не вздрагивать, когда кто-то подходил. И у него почти уже не возникает инстинкта напасть в таких случаях. Почти.
Когда входит Романова, Баки лишь поднимает голову, глядя прямо на неё, и кивает в знак приветствия. Всё звали его прозвищем - так, что он стал воспринимать его своим именем. Даже в музее, посвящённом Капитану Америки, он был указан как Баки Барнс. Интересно, тем ребятам было известно вообще его настоящее имя?
И вдруг - Джеймс. И из чьих уст - Черной Вдовы. Барнс следит за ее перемещениями, совершенно подсознательно оценивая возможный риск. Он привык везде видеть угрозу, везде видеть врага. Он не доверял никому, кроме, разве что, Стива. Особенно он не доверял тем, кто говорит по-русски - ведь именно на этом языке звучал код Гидры. Конечно, как показывает опыт Гельмута Земо, можно было его произнести, просто зазубрив необходимые слова, но русскоговорящих Баки все же предпочитал опасаться.
Наташа знала русский. А еще она была Черной Вдовой, а такие люди тоже мало обременены моралью и сомнениями. Как она пришла в Мстители - вопрос другой, который, впрочем, его не сильно интересовал. Просто Джеймс старался держаться в стороне от всех, даже пусть они трижды друзья Стива. Ему-то отлично известно, какой Стив бывает наивный порой.
- Сегодня никого не убил, - ответил Баки в вялой попытке пошутить. Даже криво усмехнулся - жалкая попытка улыбки. Черт, а в былые время он умел так улыбнуться девушке, что та таяла от одного его вида. Кроме, быть может, Пегги Картер - та как-то сразу записалась в фан-клуб Капитана Америки.
Иногда ему не хватало этого. Когда он был всего лишь сержантом Барнсом. Отличным солдатом и снайпером - но не более. Не машиной для убийств, не знающей жалости, пощады и поражения. Мир был тогда другим.
- А у тебя?
Ему вдруг стало любопытно, а знает ли Романова код. Земо постарался, чтобы не осталось никаких видеозаписей их разговора. Он приложил к этому много усилий. Но куда делась та тетрадь? Он не спрашивал об этом Стива. Но первоклассной шпионке достаточно взгляда, чтобы запомнить несложную комбинацию  на известном ей языке.
Барнс не доверял никому.
- Шури велела ее дождаться.
Он привык слушаться приказов. Сейчас приказов не было, и он начал находить их замену. То, что можно счесть приказом. Стив оставил его тут, вверил рукам Т’Чалы и его сестры, ему было невыгодно с ними спорить. Он всего лишь калека с пусковым механизмом в собственной голове.
Как раз в этот момент, как по заказу, появилась и сама принцесса Ваканды, на ходу общаясь с братом с помощью бусин Кимойо, кажется, так они назывались. Заметив Романову, она лишь  махнула рукой.
- Ага, - воскликнула она, пробегая мимо них двоих к экрану. - Отлично. Иди погуляй пока, я тут кое-что закончу.
Джеймс криво усмехнулся. Погуляй. Эта девчонка вообще не боится его, будто он самый обычный человек, ее ровесник-приятель, а не хладнокровный убийца, могущий разделаться с ней за секунду и с одной рукой. Но никак не комментирует это впрочем, просто спрыгивая со своего места.
- Идем, - отвечает он Романовой, проходя мимо нее первым к выходу. Зачем она пришла к нему? Он очень надеялся, что не за тем, чего он боялся. И что Стив доверяет ей обоснованно.

Отредактировано James Barnes (2019-07-26 21:49:33)

+1

5

Всего один беглый взгляд, и Романова уже знала о Джеймсе все, что на ей нужно было, начиная с личностного отношения, заканчивая внутренними демонами. Её особый набор навыков даже не понадобился - все было на поверхности. Уже сейчас она могла попрощаться и уйти, зная все, даже больше. Но могла ли? Что-то внутри пресекало эту функцию на корню, болезненное любопытство, то, которое испытывается при вскрытии старых ран, бессознательном нежелании дать им затянуться.

-  Я тоже. Но впереди весь день, - возможно, Наташа шутила в ответ, а возможно это было ее дальнейшим планом. По ее абсолютно невозмутимому лицу сказать нельзя было. В голове у Наташи роилось много планов, она была слишком параноидальной, чтобы отдаться на милость какому-то одному.

Ей знакома эта дизориентация. Первые деньки работы на ЩИТ были сложными. Говорить об этом Романова однако не собиралась. Подход "ой, смотри, у нас такие похожие истории, давай откроемся друг другу" был слишком прямым, неаккуратным, небрежным и топорным. Так действуют либо новички, почитав какую-нибудь статью в интернете по психологии и возомнившими себя гениями, понимающими душу человеческую, либо бездарности.

— Пай-мальчик, значит? Неплохо знать, в кого Стив такой,  - Романова усмехнулась. Весь фокус был в том, чтобы идти обратного, внимательно следите за пасами руками. Прошлое было мрачное, тяжелое и удручающее. А в настоящем Наталья была язвой, умеющей поддевать и заманивать в свои сети. Черная Вдова и паук ведь, не так ли?

Появившаяся Шури освободила Наталью от необходимости продолжения разговора в этом не слишком располагающем месте. Картинка же складывается из мелочей и живописные виды что самой Ваканды, что дворца явно глазу поприятнее. Даже для Романовой, которой африканская культура даже на уровне менталитета казалась чуждой. Красивой, загадочной, но чуждой. Обменявшись с Шури красноречивыми взглядами, два умных человека и без слов друг друга способны понять, Наташа последовала вслед за Баки.

- Ты знакомился уже с кем-то из команды? - хотя их трудно назвать командой на самом деле. Мстители командой были. Сейчас они поделены на два и еще раз на два для закрепления. Слово "отряд" было бы уместнее, но не только дурное влияние заразно, хорошее, видимо, тоже, из-за чего в сердце у Нат все же жила надежда, что все еще образуется. Только была задвинута далеко-далеко, чтобы не мешалась под ногами и не напоминала, что с ними нет ни Тора, ни Брюса. Зато есть новички. Арахнид и насекомое, оба, как показала практика, с изюминкой.

Романова внимательно смотрит на Баки. На самом деле она была не из болтливых, профессиональная деформация брала свое, да только вот два молчуна много не сделают. Наташа знала, что ей придется говорить больше, ей придется задавать вопросы, но не было ничего, что раньше не делалось ей.

- Я пыталась заговорить с Лэнгом после Рафта, а он смотрел на меня такими дикими глазами. Смесь страха и восхищения. Даже и не знаю, чем заслужила, - хотя Наталья и выглядела максимально расслабленно и недоуменно, она знала, прекрасно знала, что все дело в том, что она надрала ему зад даже не особо стараясь. - Но это было весело.

Наташа шла неспеша, будто бы у нее не было проблем, не было планов, зато было время, а мир не был настроен против. Превосходная, хотя и не выдерживающая никакой критики иллюзия.  На стенах были фрески, из окон лился солнечный свет. Двое самых опасных убийц в мире мирно прогуливались. Идиллия.

+1

6

Баки неловко чувствует себя с одной рукой, будто куда-то делась координация. При прыжке с койке он хотел помочь себе левой рукой, да вот только ее не было, в итоге прыжок вышел несколько неловким. Спасибо хоть не упал. Конечно, формально руки у него нет очень давно, но он слишком привык рассчитывать на усовершенствование Гидры. Но ничего. Он научится существовать и так. На самом деле, окажись он сейчас в какой битве, отсутствие руки ему бы не сильно помешало, но вот в бытовых мелочах он чувствовал себя калекой.
Они выходят и неспешно бредут вперед - чинный променад двух скучающих отпускников жаркой африканской страны, не иначе. И не заподозришь в них двух опасных убийц, которые еще в середине прошлого века положили людей больше, чем находится в этом здании.
- Во время стычки в аэропорту считается? - невозмутимо спросил Барнс, затем усмехнулся и мотнул головой. - Только с Сэмом, - Уилсон изначально был со Стивом, так что пришлось мириться с этим воробьем ощипанным.
Когда-то давно он работал в команде. Да взять хотя бы даже группу под предводительством Роджерса. А потом годы и годы работы в одиночестве. И как-то привык. Да и Мстители сейчас развалились. А будь они даже целыми… кто же туда возьмет Зимнего Солдата.
Но Черную Вдову же взяли.
Наташа рассказывает про Лэнга, и Джеймс поворачивает голову, глядя на нее. До странного с ней… комфортно. Нет, он по-прежнему ей не доверял - как не доверял никому вообще. Но с ней было даже лучше, чем со Стивом. Старый друг упорно хотел видеть в нем Баки - того Баки, с которым он рос, дружил и служил. Он принимал его новых демонов, но упорно продолжал доказывать, что ничего не поменялось.
Романова отлично знает другую его сторону. Не понаслышке. И совсем не знает его прошлого. Да, он уже не Зимний Солдат.
Но…
Но что было, то было, и Зимний Солдат изрядно поломал старого доброго Баки. Барнс сам не знал, кто он теперь. Он помнил всю свою жизнь, но по ощущениям будто не он проживал ее, а кто-то другой. А теперь ему навязывают все, что было прожито. Он не отказывался, вовсе нет. Он готов отвечать за свои поступки, пусть и совершенные в не совсем вменяемом состоянии. Но был изрядно дезориентирован.
И все же Черная Вдова могла понять его лучше святого Капитана Америки, как не крути. Стив добрый, Стив наивный, Стив все понимает и принимает. Конечно, он уже не тот герой и пример для подражания, которым был, когда Баки был жив. Но до него ему далеко.
- Смотри, откроет твой фан-клуб и сделает татуировку паука, - говорит Баки. - Ну, или твой портрет.
Произошедшее в аэропорту вообще было каким-то бредом, на взгляд Джеймса. Куча мала из героев и команды поддержки. Непонятно, кто с кем и против кого. Та же Романова была вроде по другую сторону, но почему-то дала им уйти. И сейчас она здесь, в Ваканде. Бардак, творящийся в Мстителях, был до дикого странен для насквозь военного человека, но Барнс не лез не в свое дело. На самом деле, он был рад очутиться сейчас на другом конце света в недоступной для многих стране. Инстинкт подсказывал найти нору поглубже и потемнее и отсидеться там. Ваканда была прямо-таки лакшери-норой при таком раскладе. Еще и с надеждой избавиться от пускового механизма в собственной голове.
- Ты здесь надолго? - общаются, будто старые друзья. Даже смешно, на самом деле. Ему хотелось понять, что нужно девушке от него. Потому он и гулял сейчас с ней, дыша слишком свежим на контрасте с большим городом воздухом и любуясь местной природой. Они остановились на мосту, разглядывая раскинувшиеся внизу пейзажи. - Здесь красиво. Можно сказать, отпуск. Или санаторий, смотря для кого, - он усмехнулся. Баки положил руку на поручень и чуть наклонил голову, разглядывая собеседницу. Она выглядела расслабленной. Вот только Барнс отлично знал, что это не так, и соверши он вдруг резкое движение, она мгновенно скинет его вниз.

+1

7

Сэм, значит. Неплохой выбор. Они могут сработаться. Не столько дружбой уровня "я отдам за тебя жизнь - я первее", но чего-то разрушительного, с определенной долей соперничества. Хороший контраст дружбе со Стиву, вполне может очень даже хорошо выгореть. А русские все же те еще сводники. Но... Кому, если не Романовой, следить за общим духом и настроем команды? Если честно, Нат даже и забыла, когда уже эта фраза из полной иронии и сарказма превратилась в правдивую правду. Но она бы все ещё убила того, из-за кого это произошло. Ставить на роль крепежа шпионку - такое себе, даже если у неё и начала появляться несвойственная ранее сентиментальность.

— Он хороший человек. Даже справлялся о тебе. Хм, как же это он там сказал, дай минутку, - не то, чтобы ей эта минутка была нужна, ей посчастливилось иметь более чем хорошую память и не посчастливилось помнить все, но это делало речь более расслабленной и живой. Романофф ухмыльнулась: "Надеюсь, он пока не помер".

Каждому в мире нужна заноза в заднице. А если ты думаешь, что у тебя её нет, скорее всего, этой занозой являешься именно ты. Нет, эти правила выдумывала вовсе не Наталья, это одна из закономерностей мира. Наталья смотрит на Джеймса смешливым взглядом. Вот, начал и на человека походить, а не затравленного зверя.

— Глупости какие, - она усмехается, потому что знает: в мире не будет ни одного фаната, который смог бы переплюнуть Натаниэля Пьетро. Может, только его братишки и сестренка стоят близко по уровню, но это ещё надо проверить силой их объятий. Мысль, о том, что этот эксперимент провести в ближайшее время едва ли удастся, наводила на Наташу неподдельную грусть. Угораздило же её в этом мире кого-то любить. Но о Натаниэле Пьетро она, конечно же, не сказала. Это было личным, а личным они делиться не спешили. И правильно делали.  Наташа добавляет: — Фанклубы слишком опасная вещь. Считай что мини-армия. Да и татуировки та ещё нелепость. Шрамы ведь украшают мужчин.

А вот женщин нет. Наташа могла бы свести их всех, операции сейчас не такая уж и роскошь. Но какой в этом был бы смысл, если все равно появились бы новые? Не говоря уже о том, что она не смогла бы тогда бы воспользоваться этим "бай-бай, бикини". А подтрунивать над Стивом - хлеб её насущный. Романова оперлась на бортик, глядя не столько на Баки, сколько на открывающиеся виды. Он говорит с ней все же больше, чем Нат предполагала. Может, на подсознательном уровне все же помнит?

— А что, уже скучаешь? - она лукаво щурится и ухмыляется. - Скоро. Но Стив ещё останется, ему рано появляться в мире. Мне же надо связаться с ЩИТ, надо возобновить старые контакты и обязательно заехать в Белфаст. Не говоря о том, что у меня всегда есть работа, а теперь, благодаря тебе, я могу в резюме смело писать "самая лучшая в своем деле". Не то, чтобы я раньше этого не писала.

Писала. Вполне спокойно. Без угрызений совести. Что не говори, годы идут, навыки шлифуются, и равной, а то и лучше, Зимнего Солдата она начала считать себя ещё лет двадцать назад, если того не больше. А потом случился ЩИТ и ценности слегка сменились и выполнять свою работу надо было основываясь не только на самом выполнении миссии, но и на последствиях, возможных жертвах с попытками минимизации потерь.

— Так отдыхай. С хорошими людьми часто случается плохое, но раз настала вновь белая полоса... Бери от неё все возможное, отставка не так уж и плохо, - Наташа пожала плечами. Себя она вне полевой работы представить не могла, сколько не силилась. У Баки в голове была программа. У Наташи это было натурой. Может быть, когда-нибудь. Но не сейчас. И не завтра. Слишком много дел.

+1

8

Баки не то фыркнул, не то хрюкнул - вялая попытка рассмеяться. Но он улыбаться-то разучился, куда ему столь бурные проявления эмоций. И все же новости про Сэма повеселили. Они как-то сразу не поладили, огрызаясь и подкалывая друг друга. И тем не менее негатива к нему не было. Такой придурок, конечно, но вроде как не совсем и чужой. У Барнса было не так много расположенных к нему людей, чтобы разбрасываться ими.
- Если вдруг встретишь этого воробья ощипанного, передай, что не дождется.
Ему нравилось в Ваканде. Здесь дышалось свободно, да и никто не смотрел на него волком. Будто на наркомана в завязке, в ожидании, пока тот сорвется. Или на опасного психа, который вот-вот схватит автомат и пойдет стрелять в людей. Джеймс, конечно, мог. Но дело вовсе даже не в этом. Он устал постоянно находиться в напряжении. Хотелось просто расслабиться и...отдохнуть что ли. Да, вероятнее всего, он уже через пару дней взвоет от тоски, но пока… Пока ему нужно разобраться со своими демонами. Понять и принять их. Ну, и избавиться от кода Гидры, разумеется. Он очень надеялся, что у Шури получится, хотя в глубине души не особо верил в успех затеи.
- Ты права, паук и впрямь глупая идея. Вдруг кто-то решит, что он фанат того малолетнего болтливого гимнаста? Тогда остается только твой портрет. Или, на худой конец, надпись. “Из России с любовью”, как тебе? Можно и твое имя, конечно, но это довольно банально. А чем собственная мини-армия плоха? Сколотишь свою банду и завоюешь мир. Меня позови обязательно, - Баки усмехнулся.
Наташа умела разговорить. Не то чтобы она сейчас приложила для этого много усилий - наверное, он был просто рад поболтать ни о чем, да так, чтобы при этом на него не косились напряженно. Этим грешил и Стив. А еще он любил вглядываться в него своими печальными глазищами, будто надеясь высмотреть старого Баки. В такие моменты Джеймсу казалось, что у старого друга треснут надбровные дуги, не выдержав всю тяжесть этого взгляда. Ну и, конечно, до чертиков хотелось сбежать куда подальше.
- Почему благодаря мне? - спросил Барнс, выслушав собеседницу. Опираться одной рукой об ограждение было до неудобного неловко, и он, в конце концов, повернулся, облокачиваясь спиной. Правую руку при этом он засунул в карман штанов. Теперь они с Романовой смотрели по разные стороны моста, лишь изредка бросая взгляд друг на друга. Баки по-прежнему терялся в загадках, что нужно от него Черной Вдове. Но он никогда не силен был в познании души человеческой - это ее коронная способность. Солдат предпочитал не докапываться до первопричин, а просто убить, чтобы не было даже возможность воткнуть нож в спину. Наташа же действовала более...тонко.
- С хорошими, - повторил он, усмехнувшись, мигом растеряв легкий настрой их беседы. Улыбка сошла с его лица, когда Барнс посмотрел на собеседницу. - Я не хороший человек, Наташа. И все, что со мной происходит, я заслужил. Оставь такие разговоры Стиву, у него это получается лучше, чем у тебя. И, как не крути, более занудно, - он закатил глаза и вновь уставился в горизонт, показывая таким образом, что эту тему он продолжать не намерен. Роджерс тоже считает, что он хороший. Только хороший человек совершает хорошие поступки, а не убивает многие-многие годы подряд. Что хорошего он совершил за свою жизнь - после “смерти”? Ничего. Баки был хорошим, возможно. Зимний Солдат… Даже смешно.

+1

9

Наташа усмехнулась - они с Сэмом определенно поладят. Главное, чтобы Стив не заревновал, но зная его натуру... Определенно нет. Он же мистер "лучшее для всех, а я прибеднюсь". Боже, как они должны быть все счастливы, что с ними Нат, просто невероятно счастливы. Как маленькие дети, честное слово.
Даже Баки, разговорившись, напоминал одного из тех, кого ей несомненно придется за компанию опекать. Несносные мальчишки, что с них взять?

— «С любовью»? Не уверена, что такое бывает. Скорее уж с @#$%^, — нет, ей не стыдно ругаться, особенно на родном-то языке, это вообще даже приятно, бахнуть бы сейчас заодно водочки, обняться с березонькой и поехать на медведе, играя на балалайке, в Сибирь. Стереотипично, конечно, но... Кто же узнает? Кроме, может, самого Барнса. Впрочем, Наташа не была уверена, что Зимнего отправляли отдельно на курсы владения Великим и Могучим.

— Ты составлял мне конкуренцию, — не напрямую, конечно, в большей степени косвенно, однако факт оставался фактом. — Теперь нет.

Тема была скользкая и неприятная, Нат могла видеть, как тени прошлого постепенно и угрожающе росли, но ей не привыкать ходить по лезвию ножа. Не говоря о том, что она ещё даже близко не подошла к настоящим триггерам. Едва ли это было даже заигрыванием. Но начало посева - идеи прорастают медленно.

— Полагаю, раз ты чистое зло, то в сороковых убивал котят, раз карма в виде ГИДРЫ настигла, - пожав  плечами, ответила Наташа. Людей судят по себе, известная истина, потому что большинство людей зациклены на себе и делают это почти неосознанно. Она умела оценивать как и со стороны, сухие факты, которые позже лишь сопоставлялись, чем-то похоже на работу компьютера, но все-таки была малая доля и интуиции, добавляемая ко всему прочему. Но ещё она умела быть и той, кто судит "как все".

С этой точки зрения Баки и вовсе ангелок. У него было прошлое. У него был Стив. Самой Романовой приходилось обходиться очень смутными воспоминаниями о детстве, которые могли быть даже и неправдой, а лишь ассоциацией, выдумкой. Она была Чёрной Вдовой сразу, лишь потом став Натальей Романовой. У Баки было прошлое. Хорошее прошлое. Жизнь. К ней не вернуться, но хотя бы можно было что-то выуживать. Наташа долгое время вообще не знала, что у неё, оказывается, есть характер. И все же ей не было жаль.

— Я говорю далеко не то, что говорит Стив. Он верит, что будет лучше, я знаю, что так просто не бывает. Бывает больно. Страшно. Опасно. Просто — нет, никогда. Кровь на руках не исчезнет, её станет только больше. Но можно жить с ней, — Романова покачала головой. Особенно собирать себя заново. Или создавать себя из ничего. Везде все одно. Везде все до боли отвратительно хреново. И перед тем, как появиться — И, как человек абсолютно лишенный морали и нравственности, я тем более не имею никаких прав на наставления, это действительно забота Стива.

Она усмехнулась и даже подняла руки вверх, мол, сдается. Врет, конечно. Всегда врёт. Сдаваться - опция, отсутствующая в её спектре возможностей.

— У тебя есть любимая еда? Что-то, за что бы ты душу был готов отдать, настолько оно тебе нравится? - Наташа звучит резко, вызывающе, нагло и напористо. Таким тоном втягивают в нелепые "спорим, тебе слабо".  И именно от такого тона в большинстве своем невозможно отказаться. — Долгое время мне казалось, что моим любимым блюдом были и будут драники. Есть что-то в картофельных блинчиках особенное. А потом неожиданно оказалось, что я сладкоежка и жить не могу без клубничного мороженого. Знал бы ты, сколько невинных жизней это спасло.

....От страшной кары разозленной до чертиков Романовой, которая была готова за командные миссии и лажавших на них агентов убивать даже своих. Если не убивать, то  хотя бы избивать до полусмерти. Тема разговора была сменена ровно на сто восемьдесят градусов, со стороны кажется более чем очевидной попыткой замять неудавшийся разговор. На деле - ещё один удар. Разговоры не многим отличаются от боя, и там, и там нужно быть непредсказуемой и хитрой, чтобы уложить на лопатки противника.
И отдавать отчет в каждом своем действии.

+1

10

- Наташа, фу, ругательства не красят девушку, - усмехнулся Баки. Романова попыталась, конечно, скрыть непечатное слово, сказав его на русском, вот только Зимний Солдат слишком долго работал на Советский Союз. А еще ему пришлось знать много других языков. Интересная штука, обнуление - не остается никаких личных воспоминаний, но языки, техника боя, умение управлять машиной или вертолетом или, к примеру, способность разобрать и собрать автомат сохраняются. Джеймс не впервые задумался о том, как именно все это работает, но для этого надо хорошо разбираться в человеческом мозге. Его же знания ограничивались способами убийства различными ударами по голове.
От русской речи ему вновь стало не по себе, но Барнс сдерживал себя, хоть и ощущал, как напрягаются мышцы, будто готовясь к атаке. Да ещё и Наташа стала вдруг серьёзнее. Скользкая тема. Не хотелось её продолжать. Мужчина некоторое время помолчал, глядя на собеседницу. Он подбирал слова, искал их. Когда-то давно он мог легко парировать любое чужое высказывание. Теперь же он словно пытался играть чужую роль, будучи при этом весьма посредственным актёром.
- Списала меня со счетов, потому что Старк лишил меня руки? Не рассчитывай, Романова, я надеру тебе задницу и с одной, - звучало не очень искренне - и вовсе не потому, что он не верил в свои слова, просто любая попытка пошутить давалась тяжело и чужеродно. И Джеймс криво улыбнулся.
- Какая разница, что было до, - несколько отстраненно произнес он потом, глядя куда-то в пространство. Стив тоже любит вспоминать прошлое. Говорит, что Баки Барнс всегда был хорошим парнем, и что Зимний Солдат - это вовсе не он. Конечно. Было бы все так просто, если бы можно было успокоить собственную совесть этим простым “ну это же не я, это все Гидра”, да вот только это так не работало. И лишение руки разъяренным из-за убийства им родителей Тони лишь подтверждение. Все это не имеет значения. Солдат - это он. И ему нести ответственность за все те смерти, что он принес. Хотя бы в лице призраков и отсутствия сна.
Он мог бы сказать, что и Наташа до Красной комнаты была невинным ребенком, но кого это волнует сейчас? Они - те, кто они есть. Нравится им это или нет.
- Можно жить, - не стал спорить Баки. Он же живет. И она тоже. Хреново, конечно, но жить можно. Кончать с собой он точно не планировал. Это было бы слишком просто. - Стив зануда, - хмыкнул после мгновений молчания Барнс, силком перестраивающий себя на более легкий тон. Не хотелось ему копаться в собственном грязном белье и изливать душу. Черная Вдова такой себе психоаналитик, если быть до конца откровенным. Но психологом она точно была неплохим, и то ли уловила его настрой, то ли сама не хотела погружаться в тлен и безнадежность, - Наташа и сама сменила тему.
- Ты должна любить борщ. И водку, - фыркнул Джеймс. - Хотя ладно, драники тоже сойдут, - он задумался. Когда-то у него была любимая еда. Должна быть. Но почему-то такие мелочи он не помнил. Он помнил лицо жены Говарда Старка, когда он ее душил, но что он любил поесть во время многочасовых гуляний в компании Роджерса, не помнил. - Хот-дог? - пальцем в небо предположил Баки, но затем пожал плечами. - Не помню. А что, ты решила найти себе новое хобби и будешь отвечать за домашний очаг на базе Мстителей? Уверен, так вы без труда наберете новых рекрутов, - он усмехнулся и вновь повернул голову к Наташе, глядя на нее сверху вниз. Вообще он думал потренироваться после того, как Шури его отпустит. Не то чтобы он планировал еще брать в руки оружие без крайней на то нужды, но без одной руки он был калекой, хотелось хоть как-то это компенсировать. Да и тренировка отлично прочищала мозг. Что ж, Романова внесла свои коррективы в его планы. Конечно, можно было позвать ее с собой…
...или нет.

+1

11

Помнит все же? Ругательства на русском помнит, а её нет. На миг Наташа остановила быстрый ход своих мыслей, позволив себе решить: а обидно ли ей? Может, это было тогда и неправильно, но Романова позволила себе испытывать определенные чувства по отношению к Зимнему Солдату. То, что испытывать явно было нельзя, то, что сейчас полноправно можно было назвать ошибкой молодости. Впрочем, Наташа радовалась, что хотя бы не позволила себе совершить такую страшную ошибку, как влюбиться в него: это было бы и вовсе катастрофой. Наверное, все же не обидно. Уже тогда Наталья знала, какая ответственность будет за её решение, что ничего "хорошо" не будет. Сама виновата была. Да и сейчас они совсем другие люди. Оба.

Наташа усмехается и пожимает плечами - никто не без греха, да и в последнее время ругалась она гораздо меньше, знаете ли, Стив очень трепетно относится к нецензурной лексике. Никто не без греха, Наташа действительно считает, что сейчас способна одолеть его. Просто потому, что он - Джеймс Барнс, а не Зимний Солдат.

— Большая. У тебя это "до" есть, - она позволила себе капельку искренности и эмоциональности, легко читаемый подтекст "у некоторых его нет и следовало бы ценить, что есть". Не то, чтобы Наталью уже так сильно беспокоило свое собственное прошлое, от которого остались только две могилы людей, которые вроде как были её родителями: она не помнит ни лиц, ни голоса, ничего. Верит в то, что они её родили лишь потому, что сама провела расследование. Её это не волновало, её определяли лишь её поступки. Но это могло пробудить в нем жалость. А через жалость, хотя Нат её и презирала, но жалость была хорошим стимулятором.

— Ты просто Брюса не знаешь, вот кто настоящая зануда, - Нат улыбнулась, а грустно почему-то все равно стало. Уже два года как прошло, а такое чувство, будто бы только вчера, но бесконечное вчера. Может, стоило позволить ему уйти, остаться лишь самой. Не всем дано постоянно сражаться. Кто-то может заслужил и мирной жизни. Может, они бы и без Халка справились. Только ничего не исправить, остается только что и верить в то, что он жив. Нат скучала.

А борщ она Барнсу припомнит. Определенно припомнит, а пока лишь хитро, по-лисьи улыбается, лишь обещая это в будущем.  А пока... Как она и думала. Работы много, случай запущенный,  и ей точно спасибо никто не скажет за старания, но ей и не надо: Шури действительно прикладывает титанические усилия. Не знай она Тони Старка, решила бы, что вот он, умнейший человек на планете.

— Ага, - Наталья посмотрела на Барнса одним из самых скептических взглядов, на которые только способна. Хот-доги, да. Романова удивлена, что не гамбургеры, вроде они идут первыми, когда вспоминаешь что-то стереотипно-американское. — А цвет любимый синий, потому что мальчишеский.

Остроты Наташа пропустила мимо ушей - ему еще тренироваться и тренироваться. Вместо этого она запрыгнула на ограждение, и глянула вниз. Падать, наверное, больно. И долго. Потом она покосилась на Баки. Что же, это будет интересно.

— Давай за мной, - и она прыгает.  Возможно, драматизма было чуть больше, чем должно было бы быть: Наташа все просчитала, зная, где какой выступ, где перейти на кровлю, а где и можно зацепиться за выемку. Для Черной Вдовы лазить по стенам с элементами паркура не представлялось сложным. Что насчет парня с одной рукой, которого она "списала со счетов слишком рано"? А вот это и интересно. К тому же где-то там, впереди, маячит вознаграждение за проделанный путь.

+1

12

- Что было, то прошло, - несколько философски изрекает Баки, подводя черту под этим разговором. Он не хотел в это лезть. Наташа считает, что он лучше тем, что имеет прошлое, он - что между ними нет разницы. А может, с прошлым и вовсе хуже, ведь есть люди, которые постоянно тыкают его носом в это самое прошлое как нашкодившего щенка. Всё это неважно, каждый из них останется при своём. И если не поднимать эту тему… В остальном с Романовой было комфортно.
- Зануда хлеще Стива? Не верю. Он был занудой ещё в сороковых. В сочетании с ослиным упрямство - тот ещё коктейль, - Джеймс усмехнулся. Если по чему-то в прошлом он и скучал, то это по какой-то лёгкости и простоте хотя бы и отношений с тем же Стивом. Сейчас все было… сложно.
К счастью, Вдова не стала более продолжать сложных тем. И Барнс уже охотнее улыбнулся на её следующие слова.
- Синий, красный и белый. Потому что очень патриотично, - фыркнул он. К слову, когда-то он любил красный. Пока на руке не появилась красная звезда, окрашивая всю его жизнь в цвет крови. - Надо мне костюмчик в тон Стиву, как думаешь, мне пойдёт?
Наташа вдруг прерывает его на полуслове тем, что залезает на ограждение. Мужчина несколько скептически на неё смотрит, а когда она картинно падает вниз, и вовсе вздыхает. Изящный способ уйти от разговора, ничего не скажешь. Баки опирается рукой об ограду, глядя вниз. Конструкция моста, каменный обрыв и море внизу. Сумасшедшая рыжая баба.
- Какая тонкая подколка для калеки, - пробормотал Джеймс. Будь внизу ровная площадка - да пожалуйста, он бы не убился при прыжке с большой высоты. Но в таких условиях хочется иметь все конечности. - Развела как школьника на слабо, - продолжает бурчать Барнс, залезая на ограждение. Он разглядел с моста относительно ровную площадку на несколько метров внизу. Небольшую, поэтому следует быть аккуратным, когда будет гасить инерцию падения, но это явно лучше, чем скакать с одной рукой по горам и стенам.
Баки прыгает вниз и тут же уходит в кувырок. Места катастрофически мало, поэтому он цепляется рукой за какой-то выступ, не давая себе соскользнуть в пропасть. В последнее свое падение он лишился руки, не хотелось бы повторять сей славный подвиг. Из-за отсутствия конечности кренит в сторону, но Джеймс упирается ногами в камни и тормозит падение. Ещё немного усилий, и он выпрямился на безопасном островке, поправляя повязку на левом плече. Задрав голову, он смотрит на изящный спуск Наташи, напоминающую о лёгкой акробатке из цирка - своим прыжком он, конечно, сжульничал немного, обогнав её.
- Решила искупаться, горная козочка? - хмыкнул Барнс, прикидывая, куда спрыгнуть дальше, не ночевать же на этой площадке. - Лестница для трусов, да? Может, лучше по хот-догу?
В крови произошёл выброс адреналина, и Баки улыбнулся, глядя вниз. Это заставляло немного встряхнуться и выплыть из того болота, куда он сам себя вогнал своими демонами из прошлого. Может, Романовой стоит взять на себя роль штатного психолога Мстителей? Стив у них за совесть и хорошие манеры. Старк за деньги. Сэм… Ну, в каждой команде есть бесполезные люди, так ведь?

+1

13

- А ты не так уж и плох, - ухмыльнулась Романова. - Грации не хватает, поизящнее даже увалень Мишутка будет, но...
Наташа показала большой палец, колеблющийся то вверх, то вниз. Чисто американская штука.  Корни, конечно, заложены еще в Древней Греции, но активно пользуются сейчас именно в Америке. Одна из тех вещей, которые почему-то все же ее раздражали. Но раз уж Джеймс оказался таким патриотом...  Кто бы мог подумать. А ведь и на КГБ работал охотно. Не слишком, но все же. Собственные двойные мысли заставляют невесело усмехнуться в мыслях. Некоторые обещания выполнять достаточно тяжело. Еще тяжелее выполнять обещания самой себе: да-да, Наташа, конечно ты пошла гораздо дальше Красной Комнаты и можешь судить о человеке совершенно беспристрастно. Хорошо, что хоть актерская игра никогда ее не позволила. Видимо, это тот единственный плюс, когда хорошо, что лгать - это в крови.
- Хотдоги? - Нат щурится. Либо это действительно станет его любимым блюдом, либо он их возненавидит. А Шури попытается ей голову оторвать за то, что рыжая подвергает Солдата нагрузкам и, возможно, перегрузкам. Но волков бояться - в лес не ходить. - От каждого по его способности, каждому — по его труду.
Если в чем наследие Советского Союза и было право, так в этом. Наташа оглядывается по сторонам,  ищет свой следующий ход. О, а вот и он. Дворец всегда находится на частичной, но реконструкции: всегда найдется, что укрепить, всегда найдется, где следует залатать слабое место, да и эстетика тоже не пустой звук. Присмотревшись, Нат берет разон и прыгает в сторону строительных балок. Кажется, угол она просчитала слегка неправильно, и зацепиться ей удалось не сразу. Не упала - уже достижение.
- А с музыкой у тебя как? «Знамя, усыпанное звёздами» как песня века?  Армстронг? Дитрих? Гарленд? - пусть Наташа и звучала так, будто бы откровенно издевалась над Баки, но каждый его ответ она анализировала и складывала в копилочку, копейка рубль бережет, собрав по крупицам все, что Джеймс готов ей дать и чуть больше, она и поможет в сборке его заново. Воспоминания вещь двоякая, от них что вред, что польза. Код в голове - однозначно вещь хреновая, хуже только идеализм головного мозга, он поражает все целиком и не избавишься. Только дьявол кроется в деталях, как рыжая,  а следовательно лучшая подружка Сатаны по определению, Наташа это прекрасно знает;  она могла сказать этр Стиву. Но не сделала этого. Почему? Потому что Стив не умеет играть тонко. Да и со стороны Роджерса подобные вопросы звучали бы как действительно методика восстановления; что не говори, но когда тебя пытаются напрямую лечить, это не очень приятно; нет, не потому, что тебя лечат, но потому, что лишний раз напоминают, что ты болен. Романова же как будто новое лицо, та, что ничего не знает, и ее интерес можно отнести к праздному. Даже если Баки и догадывается, у него хотя бы есть выбор, в какую категорию отнести действия Наташи.
А на самом деле она дает ему выбор. Поворачивает, провоцирует, но дает. Ему решать, какая у него любимая еда. Ему решать, какой у него любимый цвет. Ему решать, прыгать или нет. Ему решать, следовать за ней след в след или же своим собственным путем. Не все ответы приходят сразу, иногда мозгу нужно больше времени к ним, просто потому, что на осознание вопроса требуется больше времени.
Наташа перелазит лишь вперед и вверх, однако все больше смещаясь к стенам. Выглянул бы кто сейчас из окон, явно бы удивился. Но в скором времени сама Вдова планировала через оконце к кому-нибудь заглянуть. Ох уж эти дружеские визиты.

+1

14

- Мишутка? Это твой ручной медведь? На балалайке играет? - хохотнул Джеймс. Он задрал голову, глядя на Наташу снизу вверх. Похоже та решила изменить изначальным планам и вместо того, чтобы спускаться вниз, стала уходить вбок. Куда - он понял через некоторое время - ко дворцу. Может, конечно, она изначально планировала туда, но сам Баки склонялся к версии, что она просто хотела вывести его из определенной зоны комфорта - в которую он успел забраться в Ваканде. Такая себе, но Зимнему Солдату на лучшее рассчитывать не приходилось.
- Музыка? О, я слышал тут недавно по радио, пока был в Румынии. Ну, знаешь, из каждого утюга играло. Как там?... - Барнс сделал вид, что вспоминает, хотя несложный мотив популярной песенки въелся в подкорку сознания прочнее кода Гидры. - Nothing I can see but you when you dance, dance, dance. Feeling good, good, creeping up on you
So just dance, dance, dance, - напел он. Даже потанцевал немного - вернее подергался в странном подобии танца. Дождавшись, пока Наташа обернется на него посмотреть, Баки хмыкнул и добавил почти крича. - I can't stop the feeling!
Самое смешное, что он прекрасно понимал, к чему все эти с виду простые вопросы не о чем. И Джеймсу не хотелось отвечать на них серьезно. Вообще отвечать не хотелось. Но Романова, кажется, понимала и принимала и такую версию, давая ему выбор. Стив бы не дал, Стив бы ходил хвостом до тех пор, пока не получит устраивающий его ответ. Вдова… Ей было проще понять, что у него в голове. Кроме кода, разумеется.
- А ты что любишь? Гимн Советского Союза? Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь. Да здравствует созданный волей народов единый, могучий Советский Союз! - перешел он на русский, но затем вновь вернулся к более комфортному английскому. - Или что там еще играют у вас на балалайках, обнимая березы, пока пьют водку? - Барнс явно расходился, подкалывая Наташу. И с каждой следующей шуткой говорить их было проще. Раз уж она издевается, предлагая калеке влезть наверх, то что еще ему остается? Зато он почти уверился, что тренироваться ее с собой не позовет. Уделает его еще, потом не отмоешься от этого позора. Нет, спасибо, сначала он приноровиться сражаться с одной рукой.
Прикинув расстояние, Баки разбегается и прыгает вперед - на еще небольшой островок земли ближе к “берегу” - и облюбованному Вдовой замку. Помогая себе правой рукой, он забирается на совсем несложный уступ - с таким бы справился любой мало-мальски тренированный человек. Еще немного - и вот он стоит на земле прямо под лазающей по стенам Наташей. Будем откровенны, с одной рукой подобные акробатические маневры если не невозможны, то весьма затруднительны, поэтому Джеймс прогулочным шагом - насколько это позволяет довольно крутой обрыв под ногами - идет вдоль здания по узкому участку земли, следя за перемещениями рыжеволосой. Он уже просчитал возможные ее действия. Скорее всего она скроется в одном из окон. Что ж, он сможет ее найти и догнать. Барнс улыбнулся, предвкушая небольшую разминку. Главное не перепугать вакандцев, а то не хотелось бы злоупотреблять гостеприимством Т’Чаллы.
Почти - но она могла удивить, так что Баки не расслаблялся, не сводя с нее взгляда. Хотелось бы понять, зачем ей это все нужно. Стив попросил? Или собственная инициатива.
И самый, пожалуй, главный вопрос - может ли он ей доверять?..

+1

15

Цепляясь за прошлое, Стив терял многое, действительно многое. Наташа цепляяясь за прошлое, почему-то наоборот приобретала многое. Серьезно, смотреть на Зимнего Солдата, холодного, как айсберг в океане, распевающего невероятно глупую попсовую песню Тимберлейка, переходящего на гимн Великой Страны - невероятное удовольствие. Как жаль, что ей сейчас не снять все это на видео: в худшие моменты жизни очень бы поднимало настроение. Вспоминая же, что это Джеймс Барнс... Становилось не так забавно. Не было того разрыва шаблонов. Может, это как раз и было в духе Баки:  вести себя так. Не старого Баки довоенных времен. Но Баки, пережившего достаточное количество неприятностей и двинувшегося дальше.  И если это было в его духе, то это было просто весело.
- Я никого и ничего не люблю, - Романова ухмыльнулась, забираясь повыше. Демонизировала ли она себя намеренно? И да, и нет - это привычка. В большинстве случаев полезная. Имя Черной Вдовы становилось все грознее и грознее, а страх тоже был оружием. Таким же как и ложь. Поэтому Наташа спокойно врала. Хотя когда-то ложь была правдой: бывают же забавные парадоксы. Становится ли правда ложью? Еще как, черт ее возьми. Оставалась еще и истина. С ней было и легче, и сложнее: она действительно заключалась в том, что у Наташи болит голова. Давно уже. Причины просто каждый раз разные.
- Но мне нравится классическая музыка, - хотя иронией должна была бы ненавидеть, после того, как Большой Театр превратился в золоченую клетку. Но и Солдата по той же логике она должна была ненавидеть: он превратил ее в ту, кем она является сейчас. Точнее приложил к этому руку. Хах. Руку.  Какую же из двух? Нат ставила на то, что кибернетическую.
- А теперь попробуй быть нормальным человеком без моей помощи и спроси меня о чем-нибудь сам, - возможно, Наташа ответит. Возможно, ее ответ даже будет правдив. Или хотя бы близок к правде, но в наше время и это уже было ценно. Нат было любопытно посмотреть, как Джеймс будет действовать с шаблоном в наличии, но без конкретного примера. Это будет тренировка уже для его изобретальности, фантазии и просто попыткой в социальные навыки, которые явно изрядно заржавели. Но для общества он не так уж и потерян. Иначе Наталье пришлось бы использовать другие фокусы.
Решив, что для нее сегодня лазания достаточно, Романова останавливается у одного из окон и начинает свое проникновение в внутрь, изрядно смущая вакандцев. Ей не было ни на йоту стыдно. Кто-то когда-то говорил, что открытое окно - приглашение войти само по себе. Даже если в Ваканде это и объясняется жаркой погодой... Нет, ей все еще не стыдно.
- Поторопись, иначе ответ ускользнет быстрее, чем появится вопрос, - она выглядела из окошка, ухмыльнулась и вышла из комнаты. Ей потребовалась пара секунд, чтобы восстановить в памяти примерный план дворца, вспомнить, что в районе медотсека лучше не появляться, прикинуть удобные пути к точке назначения с данного положения, а потом... Вперед.
Оглядываясь назад (не через плечо, так делают только настоящие дилетанты и бездарности) через любые отражающие поверхности, заодно кидая косые взгляды на окна, Наташа внимательно следит за продвижениями Барнса. Пока она лишь идет, хотя и быстрее, чем того требовал прогулочный шаг и скорее всего быстрее, чем требуют негласные правила. Но это далеко не все, на что рыжая способна и далеко не все, что она предложила Джеймсу: в правильный, нужный момент она готова сорваться на бег по коридорам. Это будет приятнее, чем а тот раз, когда ей пришлось убегать от пущенных им пуль.

Отредактировано Natalia Romanova (2019-08-22 17:57:31)

+1

16

- В смысле никого не любишь, а как же я, - Баки патетично схватился рукой за сердце. - Я был уверен, что ты в меня была влюблена. Романова, разбиваешь моё сердце, - Наташа забралась ещё выше, и он поставил руку козырьком над глазами, загораживаясь их от солнца. И пока их разговор ненадолго прервался, так как девушка лезла ещё выше, вдруг подумал, что впервые заговорил про то время. Почему-то они не вспоминали этого. Сначала сам Барнс не помнил, а Вдова почему-то молчала, потом… Да черт его знает, он со Стивом-то не очень любил погружаться в общие воспоминания, хотя тот иногда подталкивал к этому, а с Наташей была особая история. И это история не Баки, но Зимнего Солдата. Который, впрочем, позволил себе что-то чувствовать.
На классическую музыку Джеймс лишь хмыкнул, но комментировать никак не стал. Тем более Романова огорошила его задачкой - задать ей вопрос. От этого предложения мужчина даже растерялся на короткое время, чем рыжая и воспользовалась, проникая в одно из раскрытых окон под, наверняка, ругательства на вакандском языке. Баки успел выучить всего несколько фраз пока что, но догадаться было несложно.
Уцепившись за одну из балок, по которым и лазала Наташа, Джеймс подтянулся и ногами толкнул окно на нижнем этаже. На удачу оно было просто плотно прикрыто, иначе пришлось бы потрудиться, чтобы выломать задвижку - тут верно все было из вибраниума. Как раз когда он запрыгнул внутрь, из одной из дверей вышла женщина, испуганно вскрикнувшая при столь внезапном заходе однорукого белого.
- Извините, - буркнул на ходу Барнс, быстрым шагом идя прямо по коридору. Он поднял глаза наверх к потолку, где-то там должна была перемещаться и Наташа. Слышно её шагов не было, но зато можно было расслышать оклик и падение чего-то. Это могла быть и не Вдова, но Баки решил довериться интуиции. Он был опытный шпион и разведчик. Грешно не найти одну белую девицу во дворце, полном вакандцев. Пусть эта девица и Чёрная Вдова. Он, знаете ли, тоже не пальцем деланный.
Этажи были однотипны по своему строению, только на нижнем, где и шёл мужчина, было больше свободных пространств. Но если сделать поправку на это, то они в похожих условиях. К медотсеку и лаборатории Шури Наташа не пойдёт, к личным покоям королевской семьи тоже вряд ли. Скорее всего она вообще не будет соваться в замкнутые комнаты. Её сильная сторона - пространство, как его - хороший обзор снайпера. Что не мешает им обоим быть хорошими и в других условиях. Иначе бы они вряд ли все ещё были живы.
Барнс проходит через холл спокойным шагом, но затем толкает дверь и бегом поднимается по лестнице наверх. Просчитав, на каком этаже Романова, он снова выходит в холле и весь обращается в слух, взглядом обшаривая все вокруг. Чтобы увидеть вспышку рыжих волос в отражении одной из дверей. Усмехнувшись, Баки бросается в ту сторону, держась стены и пропуская всех желающих. Он не сомневался, что Наташа так же легко обнаружила его преследование, как и он нашёл её. Но кто сказал, что интерес потерян, они же не в шпионские игры тут играют. Так, небольшое развлечение для двух скучающих особ.
Джеймс перехватывает её в дверях одной из зал. Какая-то картинная галерея или типа того. На них косятся местные, но они не обращают на это никакого внимания. Наверное, не стоило злоупотреблять гостеприимством Т'Чаллы, но можно успокоить себя тем, что ничего плохого они не делают. Даже вроде не сломали ничего. Так, прошлись немного по замку - исключительно по открытой части.
- Ладно, вопрос, - говорит Барнс, отбрасывая волосы от лба. - Какое твоё любимое место? Где ты чувствуешь себя спокойно и хорошо? - хочется спросить другое, например, зачем ей это все. Но этот вопрос может все испортить, и он молчит.

+1

17

Наталью начало беспокоить то, что фразы Джеймса начали приобретать двусмысленность и лучше бы уж с пошлым контекстом, чем так, с тонким намеком на то, что он неожиданно решил ее вспомнить. С другой стороны пока он не возникал,  сама Романова не планировала поднимать эту тему ровно до того момента, пока реальность не загонет в угол, а она уж постарается, чтобы это не произошло. Некоторые секреты должны оставаться секретами, а некоторым скелетам все же гораздо удобнее в шкафах. Да и никто особого облегчения не почувствует: у Джеймса лишь прибавиться грешков, а Наташа... Смирилась что ли? Давно уже. Ей было все равно. Или должно было быть все равно. Невелика разница.
Джеймс все же не падает в ее глазах, успешно справляясь с поимкой не слишком-то и скрывавшейся русской шпионки. Планирует ли Нат на этом остановится? О, даже близко нет, увлекая его за собой дальше.
- А это уже вопрос с подвохом, - Наташа ухмыляется. - Разве мы с тобой уже на таком уровне доверия друг к другу?
Она подвох везде найдет, просто потому что это было одним из тех дел, которые она делает в фоновом режиме: используй всю возможную информацию, которую тебе выдают, против. Рыжая в этом преуспела, плетя сети, манипулируя информацией так, как ей удобно. Едва ли Джеймс сейчас думал хоть о чем-то из тех вещей, о которых думала Романова. Но это лишь сейчас. Хотя ей, как и им всем, хотелось бы верить в счастливый исход, но случится могло всякое. И в руках у Зимнего Солдата эта информация могла уже оказаться не такой уж и безобидной. Судила ли Наташа по себе? Абсолютно. Но именно потому, что они слеплены из одного теста. Любимое место - место, где в первую же очередь укрытие, не зря же оно любимое: дает спокойствие, комфорт и безопасность. И именно в этом укрытии проще всего найти.
Или же надавить на больное, если место стало любимым из-за людей. Заложники часто играют одну из ключевых ролей в тонком искусстве манипуляций. Ради дорогих людей обычно отчаявшийся человек готов практически на что угодно. И нельзя винить его в этом: эмоциональные привязанности что сила, что слабость, раз на раз не приходится. Наташа не обещала, что ответит. И уж тем более не обещала, что ее ответ будет правдив. Каждое свое слово она привыкла взвешивать, исключительно из соображений безопасности.
- Ферма Бартонов. Создает иллюзию, что у меня есть семья, - Наташа отвечает и честно, и нет: уровень "сделаем вид" уже был пройден давно. Они и были ее единственной семьей. Ради красного словца всегда можно было бы назвать Мстителей семьей, но... Баста. Они идиоты, а даже Наташа с ее бесконечным терпением иногда устает от роли мамочки-наседки и искренне начинает скучать по времени, когда все решалось убийством. Или хотя бы столкновением двух лбов: честно, иногда это невыносимое жжение на кончиках пальцев убивало: настолько хотелось просто вломить Тони и Стиву, оставив в одной комнате разбираться со всеми проблемами и говорить по душам.
- Можешь даже и не отвечать, дай угадаю: у тебя такого нет, -  хотя он может назвать и Ваканду, но это будет не более и не менее, чем проявлением эффекта утенка: первое место, где с ним перестали плохо обращаться, следовательно любимое. Или Нью-Йорк, точно. Город хоть и та еще катастрофа, но он там вырос.
Коридор сменяется коридором, Нат и не думает останавливаться, продолжая делать вид (так и есть), что все это части одного ее большого плана. Людей постепенно становится все меньше, освещение переходит на более слабые лампы, старовится прохладнее и Наталья останавливается у одной из дверей. Хотелось бы сказать железных, но... У них везде вибраниум.
- За этой дверью - хранилище еды. Будь добр, взломай охрану двери, - всегда можно было поступить проще: им по дворцу был дан полный картбланш, так что фактически всего-то и стоило, что открыть дверь, но... Наталье нравилось смотреть, как Баки преодолевает трудности. Исключительно с садистской точки зрения. И немного эстетичечкой.

+1

18

- А разве нет? - парирует Баки со смешком, пропуская Наташу вперёд, но затем нагоняя и идя рядом. Он мысленно повторяет свой вопрос, и вдруг до него доходит собственная оплошность. Личное. Он спросил личное. В их случае это опасно. В его случае - смертельно опасно. Пока в его голове сидит код Гидры, ему лучше держаться подальше от всего, что может нанести другим вред. От любой информации. Он не мог доверять собственному разуму, что тут говорить о доверии других,тем более когда Солдат сражался… да, почти со всеми. Знают  бы, чем он заслужил такого друга как Роджерс, которого вообще едва не убил.
Джеймс открывает рот, чтобы переиграть свой вопрос, но Романова вдруг отвечает. Правду или нет - он не знает. Но звучит правдиво. Возможно, есть и другой ответ, более глубокий. Но его устраивает и этот. В конце концов, ему не нужны адреса, пароли и явки её убежищ. Он просто хотел знать, где ей нравится: страна, город. Собственно, это смысл он и вкладывал в свой вопрос, но Наташа копнула глубже.
- Кони-Айленд, - почти перебивает её Барнс. - Лучшее из того, что я помню, случалось там. Там раньше было неплохо. Но я не был там… с тех пор. Может уже пора выбрать другое место, - он усмехнулся, прокручивая в голове то, что удалось восстановить в памяти о прошлом до Зимнего Солдата. В другой жизни. - О, - внезапно произносит Баки и останавливается, глядя куда-то в пространство. - Я вспомнил. Хот-доги любил Стив, а не я. Однажды нам пришлось возвращаться домой в кузове рефрижератора, потому что он спустил на них все деньги. И куда столько влезло в это тщедушное тельце, - Джеймс усмехнулся и поднял голову, глядя на Наташу. Давно у него не случалось новых проблесков воспоминаний, а таких хороших и подавно. - Придётся искать новую любимую еду. Приготовишь драники?
Он понятия не имеет, куда они идут, но послушно следует за Романовой. Он давно себя не ощущал так… беспечно. И потому позволял ей помыкать собой. Пока это было… наверное, весело, он не уверен в том, что слово подходит.
А вела его Вдова странными путями. В какие-то служебные помещения, что ли. Пока не привела к сплошной металлической двери.
- Извини? - переспросил Баки. - Ты проголодалась? Может, тогда лучше на кухню? - хмыкнул он. - Знаешь, это неуважение к хозяину. Он меня принял, спрятал, а я покушаюсь на его… двери, - Барнс оглядел дверь и сенсорную панель рядом с ней, хмыкнул глубокомысленно. - Дамы вперёд, - предложил он. Не потому что боялся гнева Т'Чаллы. Насколько он узнал вакандского короля, тот вряд ли бы осерчал за покушение на склад провизии в масштабе двух человек. Электронный взлом просто не был его сильной стороной, а что касается грубой физической силы… Что ж, Старк лишил его козыря, а вибраниум был крепковатым сплавом для него без руки. Он успел близко познакомиться со Щитом Стива. - Но я все же за кухню, могу тебе пожарить омлет. Не уверен, что получится, но попытка не пытка, верно? - Джеймс хмыкнул. Почему-то в курс обучения Зимнего Солдата не входили навыки приготовления пищи. А жаль.
Конечно, Вдова может в нем разочароваться из-за его отказа. Но он был уверен, что это лучше, чем опозориться в случае неудачи.
Ну и если быть до конца откровенным, он не хотел. Он чувствовал себя обязанным этому месту и его хозяевам.

+1

19

- Я не хочу знать, что было в Кони-Айленд, - хохотнув, открестилась Наташа. Есть события, которым лучше оставаться в тех местах, в которых они и происходили. Судила ли Романова по Будапешту?.. И да, и нет.  И да - серьезно, Будапешт никто в жизни никогда повторить не сможет, даже Наташа и Клинт, как говорят французы, "слишком стары для этого дерьма". И нет - старость пробуждает ностальгию, так и хочется если не повторить, то хотя бы поделиться мудростью. Но не совсем: природная вредность не позволяла обо всем говорить прямо, а вот превращать истории в ребусы и измываться над людьми, почему бы и нет, звучит как что-то веселое. Садистское, но веселое. Садизма в Наталье вообще было не занимать, это было несложно заметить, другое дело, что почти всегда он был относительно безобидным. Против своих, конечно; врагам не так сильно везет.

Догадаться, на какие воспоминания и действия был бы богат у Баки Кони-Айленд не представляло особого труда. Иногда Наталья даже слегка жалела, что умела быстро составлять логические цепочки, плести паутины обмана и читать людей, как открытую книгу. С Джеймсом это было особенно легко почему-то. Наверное, отголоски прошлого: если она справлялась с тем, чтобы считывать мысли Зимнего, то чего уж до Барнса.

Но даже он умудрялся ее удивлять: если бы не владение своим телом в совершенстве, она бы определенно подала какой-нибудь вербальный знак, что удивлена тому, как быстро Джеймс нашелся со своими воспоминаниями. Врать ему сейчас было ни к чему, захотел бы покрасоваться перед симпатичной рыжей шпионкой, выбрал бы иной способ. Может, он и помнил это, но решил придержать до поры до времени - проявить действительно признаки доверия, раз уж он сами заговорил о нем. Или же просто действительно вспомнил; в таком случае Нат действительно может гордиться тем, как работают ее маленькие трюки. Может, даже не столько трюки, сколько правильные разговоры. Как бы Наталье не хотелось копнуть глубже, поработать и с по-настоящему болезненным, но это было небезопасно что с точки зрения налаживания отношений - такое оттолкнет,что с точки зрения скрытых триггеров. Кто знает, вдруг Гидра оставила подарочком в голове у Баки еще парочку кодов. Пусть Джеймс для начала привыкает. Как бы возвышенно это не звучало, но что-то подсказывало, что Барнс еще сам придет к ней с этим: лучше его никто не поймет.

Иногда Наталье казалось, что она думает слишком много, просчитывая все на десятки шагов вперед даже там, где не надо. С другой же стороны на ум приходили те, кто вообще не думал. В противовес им подход Черной Вдовы более чем здравый.

- Не приготовлю, - Наталья кривит губы в ухмылке. - Придется помимо места искать и блюдо. И нет, о борще тоже не мечтай.
Не с ее тяжелой руки так точно. Здесь грань между шуткой и правдой была сильно размыта, и вносить хоть немного больше ясности рыжая не собиралась: мир состоит из загадок, так зачем же его лишать одной из них, пусть и собственноручно сделанной.

Неуверенность Баки забавила Наталью. Джеймс без всяких вопросов прыгнул вслед за ней с огромной высоты, рискуя жизнью, не слишком догадываясь, что его ждет, да еще и без одной руки. А теперь, когда дело касалось сущих пустяков, он вдруг решил, что идти против системы хорошо, но в меру. А вот травить несчастных русских женщин - норма. Ей не внушала особого доверия фраза про попытку не пытку.

- Ну что ты как маленький, - у Натальи не было никаких проблем в том, чтобы заняться взломом: ее не подводили ни навыки, ни совесть. - Все в этом мире нужно заслужить. Ничего не дается просто так, следует хорошо постараться, чтобы в конце получить достойную награду.

На миг Наталья осеклась - это было очень похоже на стандартное "подчинение будет вознаграждено" от ГИДРЫ. Но дверь как раз как по волшебству (ее прекрасных навыков, конечно) открылась, что явно займет больше внимания, чем нравоучения со стороны Наташи.

- А вот теперь можешь выбирать себе любимую еду сколько угодно, - Романова включает свет и проходит вглубь. Если он сейчас останется стоять столбом, смутившись такой наглости, то... Наталья запомнит. Как и запомнила историю про Стива. И выждет нужное время.

+1

20

- Злыдня, - беззлобно буркнул Баки, следуя за Наташей. Он вдруг задумался, чего бы ему хотелось съесть вот прямо сейчас. Но в голову упорно ничего не шло. Организму еда не требовалась, он не был голоден - это все, что он знал. А значит, нет необходимости в пище. Он давно уже относился к ней лишь как к способу выживания: ел, когда чувствовал голод, в еде был абсолютно непривередлив. За два года бегства с голода не умер, а значит, мог себе пельменей отварить или картошки пожарить без приключений. Но то, что хотела от него Романова, было непривычным. Что-то из нормальной жизни - то, что приносит удовольствие и наслаждение.
Джеймс посторонился у двери, давая спутнице доступ к панели, а сам привалился к стене и наблюдал за ней сквозь полуопущенные веки. Была бы вторая рука - скрестил бы их на груди выжидательно, но с одной жест бы был неполным, так что она просто покоилась вдоль тела. Вообще любопытно было наблюдать за Наташей. Конечно, они встречались не один раз  за время его бытности Зимним Солдатом. Однажды он чуть не убил её, пристрелив свою цель прямо сквозь её тело. Но Барнсу нравилось вспоминать не это. Такую Черную Вдову знали многие. Но едва ли остались в живых те, кто видели её совсем юной девчонкой, ещё ни разу не убившей другого человека, а только учившейся этому. Учившейся в том числе у него. Он с некой теплотой даже вспоминал Красную Комнату, если это место, да и жизнь Зимнего Солдата в целом способны вызвать подобные чувства. Возможно, будь это другая будущая Чёрная Вдова, он бы не придал значения тому воспоминанию. Но Наташа была интересна сама по себе: отринув то, чему её учили, она пришла в Мстители, стала работать на ЩИТ. Не совсем его история, конечно, но она явно была более похожа на Баки, чем все остальные. И то, что они имели общее прошлое, лишь добавляло этому… он не мог точно подобрать слово. Интереса?
Пока он размышлял о прошлом, дверь открылась, и Джеймс, оттолкнувшись от стены, прошёл следом за девушкой, оглядываясь. Поймал себя на том, что сначала бросает взгляд, оценивая возможные пути отступления, как то запасные двери (предположительно в противоположной стене справа, если верить указателям) и окна (несколько небольших под потолком). Позволив инстинктам успокоиться, мужчина опустил теперь взгляд на, собственно, цель их визита. Просторное прохладное помещение, склад запасов. Несколько шкафов и стеллажей. Отдельно овощи, фрукты, а там, судя по всему, различные крупы и прочая бакалея, судя по коробкам. За той дверью, вероятно, холодильники с мясом и рыбой. Он бывал в подобных помещениях. Собственно, куда его только жизнь и его цели не приводили.
- Предлагаешь мне сухие макароны погрызть? - фыркнул Барнс, идя вдоль по помещению. Интуитивно он держался так, чтобы не оставлять Наташу за спиной. Не потому, что не доверял. Хотя вообще-то не доверял, конечно. Но делал так просто потому что не помнил, как по-другому.
- В Румынии я несколько раз менял место жительства. Когда ночевал в заброшенных домах, когда занимал пустующие квартиры, когда честно снимал. - начал рассказывать Баки, сцапав с фруктовой части хранилища яблоко - не потому что хотелось, а потому что его было проще есть с одной рукой. - Снимал однажды, на самом деле. Это была крошечная раздолбанная квартира с клопами и прочими радостями. В доме, конечно, знали про неё, подозреваю, там часто бывал всякий сброд. Но соседка, заприметив меня, отчего-то воспылала ко мне любовью и все норовила накормить. Я отбивался как мог, так она оставляла еду прямо у двери. Я не ел, но однажды очень хотелось. И в тот раз она принесла так называемое сармале. Знаешь, что это? Мясо, рис, что-то ещё. Завернуто в виноградные листья. Это было самое вкусное, что я ел. Хотя, быть может, причина была в том, что я тогда два дня вообще не ел, - хмыкнул Джеймс. Закончив этот странный и непривычно длинный рассказ, он вернулся к яблоку. Доев его прямо с косточками, он оглянулся на Романову.
- Зачем тебе это, Наташа? - наконец, спросил он.

+1

21

-  Вот мы и добирались до правды, каких же это усилий от нас потребовало! - ухмыльнулась Романова. На самом деле прогресс Джеймса был как минимум интересен. Да, она рассчитывала на результаты, но сравнивая начало их разговора и то, что она может слышать и видеть сейчас - разница налицо. В прямом смысле, его мимика была другой. - А некоторые макароны хороши и в сухом виде.

Не то, чтобы что-то здесь привлекало Наташу, ради того, чтобы Баки не чувствовал себя таким одиноким, она все же взяла манго, думая же о вакандском самогоне. Забавно, но хранилище с алкоголем находилось ровно уровнем ниже. Нат и туда бы заглянула. Может, так было даже и легче, однако с Шури связываться не хотелось. От Романовой и без того порядком дурного влияния. И она хотела его продолжить распространять, подкинуть Джеймсу еще одну простую сложность, но он опередил. Ишь ты какой шустрый.

Наташа ожидала этого: того, что Баки не сможет продержаться достаточно долго в рамках нормального общения, для него это слишком непривычно, в отличии от жизни в бегах - язык его тела кричал о каждом его намереньи, не говоря об этих "незаметных" взглядах - и подозрениях, попытках понять, что же скрывается на двойном дне. Она даже прикидывала, спросит или нет; Наташа в свое время держалась очень долго и напрямую спросила у Клинта лишь когда тот ее особенно выбесил своим пониманием и дружелюбием. У Джеймса терпения было меньше.

- Даже и не знаю, - в голосе Наташи слышится неприкрытая едкая усмешка. - Я проголодалась?

На миг она даже и выглядит совсем невинно и наивно: да, дескать, не вижу я никакого иного смысла у вопроса. Но Наташа не помнит, когда в последний раз была прямолинейной. Такое чувство, будто это качество в ней просто включили и включать не собирались, к счастью. На подобный спектакль Джеймс, конечно, не поведется да и было бы как минимум обидно, если бы этого хватило, чтобы обвести его вокруг пальца.

- Мне нужно знать ради кого я поменяла безопасность и комфорт на бегство и преследование, - Наташа стреляла в Т'Чаллу шокерами, выиграв самые важные и драгоценные для них мгновения, чтобы сбежать, только ради Стива и его веры в Баки. Между верой в Баки и самим Баки была разница. Наталье необходимо было точно ее знать и определять для себя. Действовать ради Стива прекрасно, но и ему свойственно ошибаться. Лучше один раз увидеть, чем слепо идти в бездну.

Это было частью правды. Вскрывать все карты Наталья не собиралась, это сделало бы ее слишком уязвимой. Было ли справедливым требовать от других доверия, учитывая, что сама она жадничала? Нет, ни капельки. Ничуть не честно, но в мире было мало что справедливости, что честности. А собственную совесть она убила и похоронила уже давно, чтобы не раздражала лишний раз, все равно от нее толку было безумно мало, если и вовсе не равнялся нулю. Но и любую пилюлю надо подсластить, ведь по сути своей это равноценный обмен.

- А тебе нужно знать, кто работает со Стивом: лучшие и худшие варианты. Я - худший, - с моральной точки зрения так точно. У остальных с нравственностью было почище: даже у отсидевшего срок Скотта Лэнга. И это не было плохо, это было просто еще одной частью жизни Стивена Роджерса. А что? Даже флаг Америки состоит из полос. И звезд.

- Ты доволен ответом? - Наталья оборачивается и делает пару шагов вперед, нагло пересекая линию, за которой начинается личное пространство. Она выглядит безмятежно и нагло одновременно, делая еще один шаг вперед,  сокращая растояние до минимума. Наташа смотрит в глаза Баки немигающим выжидающим взглядом. - Я могу сказать, что ты хочешь услышать или то, о чем ты думаешь. Но это скучно, не находишь?

+1

22

С Наташей было тяжело разговаривать, если это, конечно, не обмен колкостями. С виду она кристально чиста и прозрачна, но вот только Баки чувствовал, что это не так. Он был почти уверен в том, что за весь разговор она не сказала ему правды. Полуправда, специально оброненные намёки - да, но не более того. Не то чтобы это мешало - скорее это мешало бы тому же Стиву, хотя он, вероятнее всего, воспринимает все её слова за чистую монету. Просто Джеймс себя ощущал как наколотая на булавку бабочка под бдительным изучающим оком энтомолога. Будто Романова может прочитать о нем все, даже то, что он ещё не вспомнил. Кому понравится такое ощущение? И все же к ней тянуло, как тянет необъяснимо любого эмигранта обратно на родину. Чувство общности и схожести.
- Я думал, ты сделала это ради Стива, - отвечает он, пристально наблюдая за перемещениями бывшей шпионки. - Хочешь убедиться, что ему не грозит опасность? - ему и всем остальным, хотя в этом месте даже будь у него его рука, пришлось бы несладко. - Теперь у Стива будут два худших. Если, конечно, вы возьмёте меня в свою компанию, ребята. Времена меняются, ты не находишь? - абстрактно добавляет Барнс. Он задумался о том, как когда-то таскал непопулярного Роджерса всюду за собой, вызывая у девчонок закатывание глаз, а у других парней смешки. Это все не останавливало Баки, ведь он чувствовал родство с тщедушным малышом. Но вот прошло время. И вы поглядите - тщедушный малец стал кумиром миллионов и таскает всюду за собой старого приятеля, несмотря на ненависть других своих дружков. У судьбы отменное чувство юмора.
Джеймс вновь вернулся к привычной за последнее время серьёзности, но Наташа поборола и это, в два шага ворвавшись в его личное пространство и глядя прямо в глаза. Обычно такого взгляда следует избегать - пока противник, особенно если это прехорошенькая особа, - глазеет вот так, отвлекая внимание самим своим существом, ручки незаметно могут тянуться к оружию. Но Барнс поборол в себе первую реакцию и открыто смотрит в ответ на неё сверху вниз. Затем усмехается.
- Нет. Но я сделаю вид, что меня устраивает такой ответ, - Джеймс протягивает руку за её манго. - Порезать? - раньше он никогда не расставался с ножом, но здесь в Ваканде Т'Чалла забрал у него все возможное оружие. Баки не сопротивлялся, прекрасно понимая, что это для общего блага. Не то чтобы проснувшегося вдруг Зимнего Солдата остановило бы отсутствие оружие. Но, в конце концов, он в чужом доме и должен принимать правила этого дома. Возможно, ножи есть в этой комнате. И уж точно, что-то острое найдётся у самой Наташи.
- И какие твои выводы? Узнала, что хотела? - Джеймс прерывает, наконец, зрительный контакт, беря в руку фрукт. Какое-то время они оба молчат, потом он говорит:
- Шури заморозит меня. Пока не найдётся способ. Мы с ней только решили это, Стиву я ещё не говорил, - он не знает, зачем говорит это, зачем вообще он проявляет искренность с той, кто не отвечает тем же. Но, если честно, не доверять никому жутко утомляет. А Роджерс… Есть вещи, которые он не может сказать даже ему, зато сможет рассказать Наташе.

+1

23

- За нами охотится полмира, не уверена, что сейчас существует хоть какой-то вариант, при котором Стив будет в безопасности, - даже если Нат очень-очень постарается уберечь своего друга. Баки недвусмысленно намекал, впрочем, на себя. Романова притворилась, что намеков совсем не понимает. Щедро их рассыпает в течении всего их разговора, но вот вообще не понимает, работает это только в одну сторону дескать.

-  Тебе придется пройти собеседование, а еще не забудь о рекомендательных письмах и, может, мы тебе перезвоним, - со смехом ответила Наталья, хотя на самом деле этот вопрос незримо, но осязаемо висел над Мстителями. С Баки что-то надо было делать и, учитывая, его опыт и умения, из него вышло бы хорошее подспорье. Не говоря о том, что Капитан едва ли бросит своего друга на произвол судьбы. Но на этом все хорошее и заканчивалось. А дальше вспоминалась Гидра. То, что Джеймс - Зимний Солдат. Прецедент Наташи, вступившей в ЩИТ после КГБ, и закономерное возражение, сколько ей времени потребовалось. У них такого нет сейчас в распоряжении.

Времена действительно менялись. Не поймешь вот только, в какую сторону. Скорее всего, в сторону запоздавшего конца света, предсказанного еще майя. Менялись и люди. Примерно в ту же сторону, саморазрушаясь буквально на глазах. Она передает Баки фрукт. Времена продолжают менятся. Люди тоже. То, что ничего не было предрешено, выступало как и надеждой, так и угрозой.

- Я? Узнала. Еще до того, как заговорила с тобой, - она преподносит правду как еще одну частичку игры, как возможную ложь или как попытку увильнуть. Но все равно прийти к тому вопросу, с которого и началось, зачем же тогда это все. Ей не было смысла разговаривать с Джеймсом, а уж тем более о таких глупых мелочах, а уж тем более утаскивать вслед за собой в непонятные и причудливые игры, ведь конец был предрешен. Но Наталье на хотелось отвечать. Ей хотелось, чтобы Джеймс сам пришел к ответу. Она подталкивала, но сейчас решила, что можно действовать и еще смелее, добавив немного заигрываний.

- А ты? - ей не нужен был ответ, на самом деле. То есть это было любопытно,  но любопытнее было бы, чтобы эта мысль прижилась у Джеймса, чтобы он хорошо ее подумал, она станет приятным разнообразием между другими его мрачными и удручающими мыслями, которые написаны на его лице. Романова даже может предположить, что эта мысль хорошо впишется как раз между "я во всем виноват" и "я ничего не могу с этим сделать".

А на самом деле то, что он сказал дальше, уже можно было считать ответом: он не доверял ей, но доверял. И этот ответ почему-то не особо ее радовал. Наталья даже сама не могла понять, в чем же причина. Просто это было... Наталья нахмурилась и покачала головой, отгоняя мысли. Нет, ей не хотелось знать их продолжения.

- Вот как, - эхом отзывается Наташа. Кажется, она ведь когда-то это уже говорила. Значит, дурная привычка, очень дурная, надо будет ее подавить. Или нет. Забавно, но эти два слова очень хорошо скрывали любые эмоции, особенно те, которые не стоило видеть и еще лучше не стоило чувствовать, но что же поделаешь. Наталья кивает. - Если вы считаете, что так лучше - действуйте. Стиву, возможно, это не слишком понравится,  но для него может и будет полезнее.

Не Черной Вдове же право слово руководить Мстителями? Это звучит как очень плохой анекдот. Она не лидер и не должна быть лидером, кроме этих нелепых ситуаций, называемых "вынужденные обстоятельства"; она не ведомая, жизнь показала, какие плохие вещи случаются, когда Наталья просто следует приказам. Ей идет роль серого кардинала. Им нужен Капитан Америка. А что насчет Баки?

- Надеюсь, ты уверен в своем решении, - и это звучало удивительно искренне, Наталья и сама этому удивилась на миг, но тут же взяла свои эмоции под контроль. - Знаешь, основной фокус заключается в том, чтобы создавать новые воспоминания, а не искать старые. В морозилке с этим будет посложнее.

Наталья усмехнулась, подмигнула и скрылась в дверном проеме.

+1


Вы здесь » flycross » Oh Glory » 21 guns [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC