quote of the week

Честно говоря, Хупер вообще не понимала, по каким критериям скулы делят на красивые и некрасивые. Одни выпирали чуть больше, другие чуть меньше. У людей с худыми лицами они выглядели, возможно, выразительнее, чем у тех, кого природа наградила щеками как у хомячка. Молли призадумалась о том, нравятся ли ей ее собственные скулы. Пожалуй, раньше она даже не думала об их красоте. Кажется, в недалеком будущем ей предстояло некоторое время простоять возле зеркала и поизучать собственное лицо. Или не стоит? Так можно заработать для себя еще большее количество комплексов, а Молли не мешало бы научиться жить хотя бы с теми, которые у нее итак уже есть, да еще и таком количестве. Molly Hooper

А теперь совместим оба пункта: дракона нет, Криденс грустит. Первым можно разрешить второе, взяв Бэрбоуна с собой. Ему бы неплохо по возможности выбираться в мир. Смотреть, наблюдать, может ещё выводы какие сделает, кроме как воспитания под нежной (нет) удавкой Гриндевальда. да и, если честно, мальчишка, несмотря ни на что, был довольно преданным, а что ещё важнее - это то, что умел проникаться и оценивать зрелища, реагируя на них живо. И, как подозревал Геллерт, был способен вносить в них свою лепту, вынашивая в себе подобное желание. Gellert Grindelwald

То что происходило и впрямь переходило всякие границы, впрочем к тому кошмару, что творился на улице сейчас, тропинка была проложена гораздо раньше. Где-то примерно четыре месяца назад. Это если судить по датам, которые были указаны в отчете о довольно странной смерти некоего мистера Хайдеггера. С первого взгляда казалось, что умер тот вполне традиционно - от удара тупым предметом по голове, но вот судя по результатам вскрытия настоящая причина смерти была иная - поскольку инфаркт случился с несчастным немцем чуть раньше. Mycroft Holmes

Наказание за Хиросиму и Нагасаки длилось долгих пятьдесят лет, но наконец Рафаэль был освобождён от показавшейся бесконечностью ссылки. Был ли он свободен? Не более, чем всегда: Инферно вгрызалась в виски и рвалась с цепи, груз ошибок и грехов мира давил на плечи, долг перед Создателем никак не получалось погасить - признаться, Люцифер уже и не пытался. Он смирился с тем, что привязан к этому миру, и никуда ему не деться от проклятой материи, нашёл себе место среди кукловодов, кружащих над смертными, снова стал собой - не просто искушением, от которого нужно отказаться, тьмой, падшим, блаблабла, сколько можно - игроком. Lusaifiereh

Тодд не боялся суперской семейки - ни как старшего из них, ни даже младших. За время после своей смерти ему доводилось видеть всякое, сражаться с более худшим дерьмом. А смерти Джейсон не боялся. Тем более эти криптонцы были также миролюбивы, как и его приемный папочка, который только и делал, что ловил всяких ублюдков, грозил им пальчиком, а потом отпускал на свободу. А Джейсону приходилось убираться за ним, например, как сегодня. Колпак предполагала, что, буквально через час Бэтмен найдет его и будет в своей манере выбивать из приемыша всю дурь, напоминая о правильном поведении. И Джейсон в очередной раз пообещает, что будет вести себя чуть лучше. Это какой-то бесконечный круговорот дерьма в Готэме. Jason Todd

С 15.10 по 21.10 время для настоящих шпионов! Все, кто принадлежат ко вселенной Mission Impossible могут заполнить упрощенный шаблон анкеты. Приятного полёта!
правила faq роли нужные хочу видеть точки старта гостевая хочу к вам шаблон анкеты

flycross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » flycross » King of the Clouds » Мракобесие и джаз [Marvel]


Мракобесие и джаз [Marvel]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Мракобесие и джаз
Пикник - Мракобесие и джаз

https://i.imgur.com/DtL4yCe.gif https://i.imgur.com/H81Etsk.gif


участники
Doctor Strange, Loki Laufeyson

декорации
межпространство, между разрушением Асгарда и приземлением беженцев на Земле


Время для переговоров. Тор, кстати, опять ничего не заметил со своим пивом.

0

2

[indent] Разрушение Асгарда отозвалось во всех измерениях и во всех мирах оглушительным эхом, которое долетело и до земли. Из-за него во всех храмах земли едва ощутимо задрожали стекла, посыпалась на пол сухая штукатурка, а из Камар Таджа сию же минуту прислали одного из мастеров, узнать, что произошло в бесчисленных мирах и какой именно перестал существовать — то, что волна энергии, прокатившаяся по видимой и невидимой Вселенной знаменовала собой конец существования какого-то места силы, он понял почти сразу. Даже разрушение лондонского храма не отзывалось в пространстве такой мощью, при том, что во всех трех щитах ее скопилось с веками немало.
[indent] А когда понял, что именно случилось, невольно похолодел.
[indent] — Грузовой корабль передал на Землю сигнал, — мастер Моро зашел, как обычно, без стука, но на замечания сейчас времени не было. Стрэндж думал. Думал напряженно, перебирал в голове возможные варианты событий — без Глаза это было делать в разы сложнее, но он запретил себе притрагиваться к нему без крайней нужды и заглядывать в будущее дальше, чем на пару дней своей обычной жизни, не связанной с битвами с межпространственными злодеями, богами и силами, которых так и тянет к Земле, как магнитом.
Это, к слову, было отдельной темой для размышлений.
[indent] — На борту выжившие из Асгарда, они просят принять их.
[indent] Кого, интересно, просят? Явно не его лично и не представителей магического круга, но в мире достаточно сил, которые могут принимать подобные решения, и с ними они советоваться покуда не торопились.
[indent] — Удивительно, что там вообще есть выжившие, — задумчиво проговорил Стрэндж, рассматривая весьма потертую артефактную доску, привезенную много дет назад из Норвегии — если верить указаниям на золотистой табличке справа от стеллажа. На ней ясень Игдрассиль нес на себе бремя девяти миров, и один из корней его упирался в Асгард, питался его мощью и силой, и Стрэндж долго всматривался в тщательно выписанные листья древа, в изображенные на нем сферы, которые теперь, вероятно, пошатнутся.
[indent] — Игдрассиль это всего лишь символ, — сказал он, оборачиваясь к Моро и указывая на то, что изучал тщательно последние полчаса. — Символ космической энергии, которая питает все миры, и одним из ее источников был Асгард. Остальные два лежат в Нифльхейме, стране мертвых... и в источнике Урд.
[indent] Она задумался на мгновение. Теория была шаткой — в первые часы после сообщения о разрушении Асгарда он перерыл все доступные книги, но, кажется, никто никогда не пытался свести воедино разрозненные картины мироздания, что имеются в верованиях древних людей. И которые, если посмотреть на них под определенным углом, не так уж далеки от истины.
[indent] — Полагаю, мне нужно на этот корабль, — Стрэндж говорил, метался по кабинету, перебирая те манускрипты и книги, что попадались под руку, в суматохе мыслей и сомнениях, что это не самоубийственная идея. Последнее свидание с Тором и Локи было не таким дружелюбным, как можно было рассчитывать. В этот раз он вообще не рассчитывал.

[indent] Портал на корабль получилось открыть далеко не с первого раза, Стрэндж вообще мысленно воздал почести Агамотто и всем богам, какие существовали и нет, за то, что его не выкинуло посреди космоса. Спасибо Локи.
[indent] — Ваше Высочество, — он поклонился, чуть деланно. Ситуация не располагала к ерничанью, к насмешкам и иронии тоже. Стоило выразить сожаление, но что-то подсказывало, что во всем произошедшем королевская семья Асгарда была виновата сама.  [indent] — Мне жаль. Но Не стану обманывать, я здесь не для того, чтобы выразить сожаление. Разрушение Асгарда затронуло все миры, и мой тоже. Потому я здесь, чтобы услышать правду и, вероятно, от лица Земли обговорить ваши дальнейшие действия.

+1

3

[indent] Локи смотрел в одну точку едва ли не с самого разговора с Тором, когда тот царственно объявил о решении вести их народ в Мидгард; он устал. Шутить и улыбаться было легко и привычно, но сейчас на него волнами накатывала чёрная тоска не из-за того, что он переживал о том, как его примут на планете, которую он некогда попробовал захватить, а потому что Асгард был единственным неизменным местом силы и вдохновением на любое дальнейшее действие. Легко было сказать о том, что Асгард там, где окажется его народ, но это совсем не заменяло сосредоточения магических узлов, на клубке из которых и покоился их мир. Теперь, когда он был разрублен и разлетелся по всем мирам надвигающейся магической бурей, которая могла смести или исказить многие небольшие мирки, было поздно ругать Тора за то, какое он принял решение. Может быть оно было и верным, потому что Хела бы превратила все миры в пепел, а так исчезала лишь часть. Может быть, но это уже ничего не меняло.
[indent] Он устал. Так чудовищно и бесконечно устал, чувствовал себя подрубленным деревом, лишившись источника, из которого черпал силу. Только брат хорохорился и пока ещё даже не начал тосковать по своему молоту, которого теперь тоже не было. Но начнёт, Локи знал это и уже обдумывал, потому что нельзя было позволить Тору отправиться на поиски нового славного оружия раньше, чем они приземлятся. Асгардианцы, сначала воодушевленные победой и тем, что сохранили жизни, достаточно быстро начали меняться в лицах и осознавать, что у них больше нет дома, их никто не ждёт и ждать уже не будет, что нет и не будет никто больше Асгарда, даже если им удастся найти подходящее место и построить заново, это будет что-то другое, может быть даже прекрасное, но другое. Воодушевление очень быстро сменилось упадком, пришлось погрузить всех в сон, оградив от сновидений о последних днях их мира; вымотанного битвой трикстера это подкосило ещё больше, к нему сон не шёл.
Он вздрагивал от каждого толчка проходящей волнами силы, расходящейся от точки взрыва кругами, как расходятся круги на воде там, куда упал камень. В Митгарде от бури не скрыться, как не скрыться и где-либо ещё, но у него хотя бы есть шансы выстоять.
[indent] Нужно было прийти в себя до момента, когда асгардианцы проснутся незадолго до посадки, он болезненно не любил, когда его видели разбитым и подавленным, с вымученной жалкой улыбкой, но расслабиться не получалось, и все мышцы выкручивало медленной мучительной болью. Будет хуже — это Локи прекрасно знал, но потом ещё найдётся решение и, если повезёт, ему удастся связать несколько силовых узлов, которые создадут временный блок от надвигающейся волны и позволят хотя бы их подданным не страдать физически. Вереди у них было так много проблем и вопросов, на которые разом нужно было найти ответы, что его пробивало на смех, особенно когда Лодур представлял, как ему придётся снова и снова, а потом ещё тысячу раз объяснять всем не самые простые и доступные для понимания вещи, не говоря о том, что каждый раз натыкаться на нежелание его слушать из-за каких-то там мелких разногласий в прошлом... Он думал о том, что для обеления его в коем-то веке доброго имени вполне сгодится Тор, которому не противно и не зазорно повторять одно и тоже много раз подряд.
[indent] Попытки пробиться на корабль Локи ощутил, и это привело его немного в чувство, заставляя сосредоточиться и собраться: в последний раз подобные порталы он видел не так и давно, поэтому уже был готов к тому, какого гостя к нему выплюнет. На долю секунды он задумался о том, чтобы оставить вместо себя иллюзию, но тут же отказался от этой затеи: у него не было лишних сил на игры, а гость вряд ли так настойчиво ломился к ним с единственной целью устроить магический поединок.
[indent] — Доктор Стрэндж, — Локи напрягся и подался вперёд со своего места, пристально разглядывая Верховного мага Земли, несколько секунд буравил его взглядом и молчал: в прошлый раз вышло довольно унизительно, но поучительно. Чёрная тоска внутри него вздыбилась змеей уязвлённого самолюбия готовой броситься на соперника, но вместо этого трикстер усмехнулся, откидывая обратно в кресле. Он умел делать королевские подарки и прощать. — Мой брат ведёт беженцев в Мидгард, памятуя о дружбе с выдающимися представителями вашего мира. Полагаю, переубедить его в чем-либо уже невозможно, — Локи пожал плечами и жестом предложил магу кресло. — Я лишь хочу быть в уверенности, что наш народ будет в безопасности и не станет мишенью, поэтому сделать предстоит многое. Меня больше волнует магическая буря, которая после разрешения Асгарда пройдёт по всем мирам. Не думаю, что вы готовы к ней, как и кто либо другой.

+1

4

[indent] Первым желанием было спросить, о каких именно выдающихся жителях Земли говорит асгардец — вряд ли речь идет в генеральном секретаре ООН, американском президенте или лидерах других стран, могущих принимать судьбоносные для всего мира решения. Не о Папе Римском. Не о Далай-Ламе. Да что там, с ним, Верховным магом, и представителями магического братства Тор и Локи тоже решили не связываться, и это при том, что о своевременном визите Одина к нему в Нью-Йорк в поисках убежища на закате дней они знали, знали о просьбе Всеотца и о том, что маги все это время пристально следили за событиями в первом из девяти миров.
[indent] — Не знаю, как у вас в Асгарде, Ваше Высочество, — едко проговорил Стрэндж, даже не пытаясь скрыть своего неудовольствия от необходимости пояснять Локи Лауфейсону столь простые и банальные вещи, — но на Земле это называется "заявиться без приглашения". Охотно верю в вашу... крайнюю необходимость, безвыходную ситуацию, в которую попали вы и ваш народ ввиду смерти Одина и разрушения Асгарда, но, позвольте напомнить также, Ваше Высочество, что появление выживших асгардцев на Земле неизбежно привлечет туда всех, кому ваш покойный ныне отец и ваш народ успели насолить.
[indent] Выхолощенная дипломатическая речь в конце все-таки сорвалась в несколько неконвенциональное выражение, но зато как нельзя точно отражающее суть. Асгард был миром завоевателей, домов для расы, которая во главу угла ставила подвиги на поле битвы в бесконечных боях за новые миры или за право называться лучшими в видимой вселенной — конечно, сами хроники Асгарда твердили о вероломстве врагов, об их коварстве и злобе, что вынуждают их день и ночь мечтать о порабощении своих извечных противников, но Стрэндж слишком хорошо умел читать между строк. И пусть скандинавские мифы и Эдда молчали о многом, в множестве миров мультивселенной было достаточно способов восстановить утраченное. С тех пор, как Один пришел к нему со своей нетипичной для владыки Асагарда просьбой, у него было достаточно времени поинтересоваться историей тех, с кем теперь придется иметь дело.
[indent] Сам Локи знал об этом больше, чем следовало бы.
[indent] — Как Верховный маг Земли я беспокоюсь о сохранности и спокойствии своего мира, — он, наконец, ответил на приглашение Локи и присел напротив в кресло, сцепил перед собой руки в замок. Разглядывал асгардца поверх сложенных ладоней, оставив идею применять хоть какую-то магию в его присутствии — это было бы, пожалуй, неприлично.  Провокационно. Локи и без того был явно ему не рад, что, впрочем, совершенно не удивляло. — И поверьте, мне совершенно не доставляет, как и вам, удовольствия этот разговор и необходимость его вести. Я не собираюсь переубеждать Тора или вас лететь на Землю, полагаю это совершенно невозможно в свете того, что произошло. Однако я намерен сделать ваше прибытие максимально тайным не только для землян, но и для представителей других миров. У многих будет велик соблазн разделаться с вами теперь, когда вы ослаблены. Никто не должен знать, кроме тех самых... выдающихся представителей нашего мира, чьи имена вы мне, разумеется, назовете.
[indent] Он не ответил ни слова про магическую бурю, хотя слышал прекрасно. Это был вопрос, который Стрэндж изначально с ним обсуждать не собирался — сложная, щекотливая тема, в которой он сам не разобрался до конца. Но Локи упомянул о самом тревожном сам, и теперь, сидя на этом корабле в миллиардах световых лет от родной планеты, Стрэндж не думал, что это такая уж плохая идея.

+1

5

[indent] Локи покривил губы в подобии улыбки: больше всего ему не нравилось то, что тон переговорам задавать полагалось теперь не ему и не Тору, они были стороной просящей и, по определению, вынужденной идти на уступки. Дали бы тогда завоевать Мидгард, так не было бы сейчас никаких проблем, но дело минувшее и уже неактуальное. Приходилось слушать едкие речи и начинать игру из заведомо неудобной позиции; Стрэндж вряд ли добровольно позволит ему это положение изменить, но и это было неважным. Его целью теперь было свести к минимуму их потери, максимум они уже отдали в виде Асгарда.
[indent] — У нас тоже, но ведь это ничего уже не меняет, правда? — он почти кокетливо пожал плечами и великодушно простил вопрос магу, умалчивая о том, что стало бы с подобным десантом беженцев в Асгарде. Вряд ли бы их расстреляли, конечно, но окружили таким пристальным вниманием, что бедолаги сами задохнулись бы от невозможности сделать движение без того, чтобы спросить разрешение. Асгард был сильным миром, способным диктовать свои условия многим из миров, до которых дотягивалась их длань, а Рогнарёг казался всегда бесконечно далёкой страшилкой из сказок Фригги. Кто бы мог представить, что страшилка случится в их дни; в пору было бы подумать о вакансии придворного предсказателя, чтобы подобных неловких моментов впредь как-нибудь попробовать избежать. Но просить Локи всё равно не хотел - прогибался, увиливал, но всё равно не хотел, всякий раз возвращаясь к той позиции, с которой начал, едва давление ослабевало. В сущности, камнем давить воду можно было бесконечно долго, но камень бы рассыпался первым, а вода спокойно бы утекла.
[indent] И всё же позиция была со всех сторон невыгодная, хорошо ещё, что люди Мидгарда были странными и... слабыми? глупыми? недалёкими? слишком добрыми? Непонятными, словом, которые готовы не в службу, а в дружбу, принять к себе осиное гнездо. Гнездо, однажды, должно было бы разрастись настолько, что хищникам стало бы мало той квоты, которую им отвели, тогда началось самое интересное, о чем Стрэндж упомянул как о чем-то прошедшем, но совершенно не выветрившимся из крови асгардианцев - тяга к завоеваниям, желание править и быть господствующим миром. Они всегда были первыми, смириться с изменением мироустройства вряд ли кто-то смог бы в полной мере, но сначала нужно было зализать раны. Потом, если поступать по чести, оставить в покое Мидгард и найти для себя пустой мир, похожий чем-то на Асгард, распустить вокруг него все магические каналы, которые бы повторяли архитектуру магии прошлого, снова прорезать Радужным мостом пространства, но могло случиться и иначе.
[indent] Локи деликатно промолчал о подобном сценарии, не найдя в нём ничего, что помогло бы ему сейчас прикрыть спину и не ввязываться в магические поединки накануне глобальной катастрофы.
[indent] — Я могу понять ваше беспокойство и, к слову, мои желания здесь совпадают с вашими — мне не хотелось бы, чтобы корабль обстреляли ещё до входа в атмосферу Земли, не хотелось бы, чтобы асгардианцев по прилёту разобрали на опыты местные мясники и ученые, — что же, это был определенный плюс. Силы Локи были изрядно подорваны, силы Стрэнджа сейчас были если не на своем пике, то явно куда более близки к нему, а потому, если бы удалось сбросить на него хотя бы первую часть той колоссальной работы, которая предстоит, можно было бы хоть немного восстановиться и отдохнуть. Силы ему явно потребуются позже, много сил, большая часть из которых уйдёт на то, чтобы не начать убивать людей, которые попробуют вытрясти из него душу и вгрызться в его разум со своими нелепыми требованиями и подозрениями. Хотя, конечно, в отношении него подозрения всегда были обоснованными, сложно отрицать. Локи усмехнулся, опираясь локтём на кресло и наклоняясь вперёд. — Об этом, конечно, лучше бы поговорить с царём Асгарда, моим братом, но я уверен, что одним из первых "сильных" вашего мира, с кем он свяжется, окажется Тони Старк.
[indent] Это был самый предсказуемый вариант, а Тор был до омерзения предсказуемым. Но было ещё второе дно у этого откровения - было крайне интересно посмотреть, сломается Стрэндж об Старка или Старк об Стрэнджа. Они могли устроить великолепный петушиный бой, соревнуясь в самомнении и нежелании посмотреть под ноги - идеально, чтобы занять добрых друзей и заняться своими делами. Впрочем, ответ всё-таки был достаточно честным, потому что Тор, выматывающий все нервы Локи своей прямотой, кажется не соизволил обратиться официально на Землю, а просто царственно решил, что это отличный вариант.

+1

6

[indent] Тони Старк, Железный Человек, был выбором логичным. Стрэндж примерно такого развития событий и ждал — ЩИТ и его Мстители, все бесчисленные славные герои, что защищали мир последние годы, все были знакомыми и добрыми друзьями Тора Одинсона, ныне полноправного царя Асгарда. А еще, по совместительству, врагами Локи, который пытался уничтожить Землю и разрушить до основания хорошо обжитый, гостеприимный крохотный мирок, уступающий размерами и значением прочим девяти мирам, что развешены на ветвях Игдрассиля. Он перестал на мгновение пристально сверлить асгардца взглядом — мысль, яркая, как вспышка молнии, и такая же быстрая, пронеслась в сознании, которое даже сейчас продолжало анализировать всю поступающую информацию, силилось связать происзодящее в единую картину грядущего вселенского Катаклизма, неизбежность которого Стивен уже не просто допускал, а был морально готов — а потом снова вернулся взглядом к лицу Локи, ничем не выдав себя. Догадку стоило приберечь. Отработать по возвращении в библиотеке и посоветовавшись с Воном, который точно отыщет нужную книгу библиотеке Камар Таджа, возможно, среди тех, что когда-то принадлежали Верховной.
[indent] Среди книг, окованных цепями и магическими барьерами.
[indent] — Несмотря на то, что вы, Ваше Высочество, были замечены в действиях против моего мира и населяющих его разумных и не очень существ, — Стрэндж говорил это так, словно читал инструкцию к микроволновке. Без эмоций, чисто формально, как и следовало на переговорах, — я бы предпочел вести переговоры именно с вами. Обсуждение причин этого уведут нас от сути, потому давайте перейдем к ней.
[indent] Стрэндж опустил руки, уперся локтями к мягкие подлокотники кресла. Корабль явно не был предназначен для сверхдальних перелетов и, уж  тем более, не походил на спасательную шлюпку. Была велика вероятность, это эта консервная банка и вовсе не долетит до Земли — Стрэндж запретил себе думать в стиле "и к лучшему".
[indent] — Что же касается Тони Старка и прочих выдающихся представителей человечества, — он выделил это голосом так, словно речь шла не о героях-спасителях Земли, а о кучке детей, заигравшихся в спасение мира. В сущности, так и было. [indent] Анализируя масштабы разрушений, он смог прийти только к такому выводу. И вот теперь они снова ввяжутся, возможно, в материи, о которых мало что знают и в которых мало понимают — и именно поэтому вести переговоры стоит с Локи, который что-то понимает в магии, в путях энергии, опутывающих видимую и невидимую вселенные, подобно кокону, — то с ними, полагаю, нужно связаться как можно скорее. Оставляю эту часть на вашего брата. Позволю себе заметить, что действия Мстителей меня не особенно интересуют, я буду действовать независимо от них, и вы мне поможете. Но сперва... где Тессеракт, Ваше Высочество?

+1

7

[indent] Локи не сдержал ухмылки — попытка Стрэнджа вести переговоры без эмоций, брать только сухой остаток и не устраивать бури в стакане, в чем-то была даже умилительна, только вот трикстер прекрасно знал, что маг отвечает за себя и ни за кого больше, потому что больше будет тех, кто предпочтёт устроить драму и пропустить мимо ушей причины трагедии произошедшей и грядущей. А ещё потому что он не чувствовал никакого сожаления в том, что пытался завоевать Землю, разве что самую каплю в том, что так глупо потерпел поражение.
[indent] И всё-таки большинство в Мидгарде можно было отнести к разделу "не очень разумных", а то, что произошло - везением. Ни один учебник по военному делу не захотел бы ставить в пример Мстителей, которые работали грязно, бездумно и надо было ещё очень хорошо посмотреть, кто из них нанес больший ущерб миру — он или же эти герои. Ответ был не настолько однозначным, что лишь подтверждал тон доктора Стрэнджа. Вот и славно.
[indent] — Опустим причины, — Локи согласно кивнул, на самом деле выстраивая целую цепочку из причин у себя в голове, перебирая десятки вариантов и сходясь, в основном, в том, что вести переговоры магу с магом всегда проще хотя бы с формальной точки зрения. — Меня вполне устраивает и, собственно, пока я бы не хотел ради этого выводить кого-либо из сна, потому что это затронет остальных, — он сцепил пальцы в замок и пристально посмотрел на собеседника. Тот говорил так, будто бы всё решил и сейчас лишь ставил перед фактом — наглость. Локи лениво подумал о том, есть ли у него сейчас силы преподать урок хорошего тона и поставить на место землянина — где-то внутри что-то щёлкнуло, как щелкнули бы в воздухе игральные кости, падающие на стол, выбор был делом случая и, в большей степени, и без того хлипкого космического корабля, не готового к магическим баталиям. Так рисковать было бессмысленно, а потому он расслабился и с лёгким высокомерием добавил. — Я бы предпочёл действовать без Мстителей, с ними слишком много хлопот и слишком мало здравого смысла. Учитывайте только, что я сейчас несколько... утомленный и возможности у меня соответствующие.
[indent] Он развёл руками, демонстрируя патовость их ситуации, да и битва за Асгард не была прогулкой по саду, а магическая энергия не была бесконечной, как писали в глупых сказках. Вряд ли Стрэндж сам не осознавал хотя бы приблизительно возможностей вынужденного "напарника", но уточнить было не лишним.
[indent] Зато следующий вопрос заставил Локи как-то странно улыбнуться, где-то на грани между одержимостью, нежной любовью всей жизни и тоской, и податься вперёд. В голове снова подбрасывались вверх игральные кости, выбирая между вариантами "не знаю", "знаю, но не скажу и не отдам", тысячами других, в большей или меньшей степени соответствующих правде. Он молчал несколько минут, а выражение лица застыло и свелось к той самой улыбке и напряженному взгляду, после которого начинали рушиться миры и чьи-то судьбы, но в конце трикстер расслабленно откинулся назад и небрежно махнул рукой:
— Вывезен из Асгарда, как и некоторые другие артефакты, — не считая его нежной привязанности к тессеракту, манившего его, как огонь мотылька, была куда более существенная причина забрать камень — если бы он взорвался с Асгардом, то, возможно, вселенные начали бы проваливаться в ту черную дыру, которая образовалась на месте мира. Или случилось что-то ещё ужасное, потому как настоящие последствия было страшно представить, как и то, что тессеракт мог просто блуждать в космосе до тех пор, пока не попал бы к какому-то несчастному и не начал новую кровавую дорогу. Ни один из этих вариантов не устраивал Локи по ряду причин, но объяснять, куда он дел тессеракт тоже было уже чем-то неприличным. И без того вопрос мага для него звучал уж слишком интимно и лично. — И, пожалуй, я бы не хотел, чтобы Тони Старк и компания сделали из него новое нечто, поэтому оставим факт, что он не сгинул, между нами. Пожалуй, — он опять поколебался, балансируя между всеми своими маниакально-депрессивными состояниями, пока не свалился в конце концов в усталость и желание долететь благополучно до Земли. — Я знаю, где эфир, но пока не очень жажду его оттуда доставать.
[indent] Эфир мог бы изменить реальность, вернуть Асгард на переплетение силовых узлов, но... Это не решило бы проблему, только подменило бы её другой.

0


Вы здесь » flycross » King of the Clouds » Мракобесие и джаз [Marvel]