24.12 - 13.01 : абсолютно все в честь новогодних праздников, ёлочки и мандаринов имеют право воспользоваться упрощённым шаблоном заполнения анкеты при регистрации!

01.12 : мы сменили дизайн! (если вдруг кто не заметил)
гостевая правила роли нужные акция недели точки старта faq хочу к вам
// кроссовер, рейтинг 18+
• • цитаты недели

Удача - дама капризная и многоликая, она очень любит, когда ее подарки ценят по достоинству и не забывают за них благодарить. Так что Лоис, как и все журналисты слегка суеверная, но тщательно скрывавшая всегда этот свой маленький недостаток, мысленно поблагодарила за все и сразу: за то, что сегодня на работе не оказалось ни единого источника потенциально - важной информации, за то, что Кларк все- таки кое-что раздобыть смог даже при таких почти нулевых шансах Lois Lane

Не зря старейшие ведьмы эссекского ковена считали Мэри Сибли своим величайшим творением: той удалось начать и успешно претворять в жизнь Великий Обряд, да так, что глупые пуритане даже не подозревали, что на самом деле происходит в их Новом Иерусалиме. Сами охотно предоставляли невинных жертв, приближающих пришествие Темного Владыки, наивно полагая при этом, что исполняют волю своего бесконечно любимого Господа. Mary Sibley

Последние дни для Мэтта выдались тяжелыми, а потому, сегодня, он был бесконечно рад возможности отдохнуть. Мужчина медленно пересек комнату, минуя все препятствия на своем пути. Свой дом он знал, как свои пять пальцев, поэтому ему не нужно было тратить свою энергию на распознавание местности. Вот еще несколько шагов и перед ним уже стояла заветная, теплая постелька. Он буквально чувствовал ее всеми фибрами своей души. Любовь не иначе. Matthew Murdock

Одиннадцатый издал радостный боевой клич и крепче вцепился за поручень, то и дело поглядывая на Клару. Несмотря на свой более тысячелетний опыт путешествий, каждое новое было для Доктора как первое, он каждый раз с предвкушением и с каким-то даже детским восторгом ожидал новых впечатлений, новых встреч и новых приключений, которые неизменно следовали за ним по пятам. А иногда он просто сам неожиданно оказывался в них вовлеченным 11th Doctor

Как ни парадоксально, при этом всём он никогда не был хорош во всём, что связано с социальными навыками. Потому что людям неуютно иметь дело с собственным отражением и потому что он сам этого не искал. Но теперь он встретил Джессику Джонс - человека, который, кажется, любит общение ещё меньше, чем он сам. И, чрезвычайно предсказуемо, именно этим им и предстоит заниматься, если чаша весов всё-таки перевесит в его пользу. Will Graham

Но как бы она ни спешила, она все равно опоздала. Ненадолго, каких-то минут пятнадцать, но почему-то в душе вяло шевельнулось что-то похожее не вину.

flycross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » flycross » King of the Clouds » А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо [Dragon Age]


А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо [Dragon Age]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

А в остальном, прекрасная маркиза,
всё хорошо, всё хорошо

...
"Ох, Создатель, даруй мне терпения, потому что если ты даруешь мне сил, я разобью его башку о ближайшее дерево."


https://i.pinimg.com/564x/56/5a/a5/565aa57bd4e64851abed8a63bc9bb8fb.jpg

http://funkyimg.com/i/2MyN3.png

http://funkyimg.com/i/2MyMF.png


участники
Шадайенн Лавеллан, Эвелин Тревельян

декорации
Ферелден, Внутренние земли, осень 9:41 ВД

Восстановленной на пепле и прахе погибших новой Инквизиции, чью причастность к делам божественным опровергает и отрицает Церковь, кровь из носу необходимо создать себе репутацию надёжной силы, спасителей и заступников человечества перед нависшей над ним погибелью. Но как это сделать, когда посланник Пророчицы — дикий эльф, не только не умеющий, но даже и не пытающийся вести себя благочестиво, на каждом шагу пороча в глазах честного народа приписанную ему святость? Пока народ ломает голову, зачем же Андрасте послала им такое недоразумение, зыркающее на всех с презрением и злобой, военный совет от греха подальше отправляет Вестника в Ферелден, говорить за себя делами, а не шипучим долийским матом. А чтобы еще больше дров не наломал, отправляют с ним младшую дочь дома Тревельян, по просьбе пребывающей в тихом ужасе Жозефины согласившуюся присматривать за остроухим и служить поворотным рычагом прямоте его манер.
Стоит ли уточнять, что на словах всё звучало куда легче, чем оказалось на деле?..

+1

2

Лагерь, с началом сумерек разбитый на выисканной в зарослях леса укромной поляне в двух десятках шагов от неширокой речушки, постепенно погружался в ночную темноту. В непроглядную чернь она ещё не превратилась, оставаясь густой серостью, из которой на отдалении от костра ощутимо веяло прохладой. Хорошо, что из Убежища, еще более морозного, чем ферелденские низины к середине осени, путники взяли с собой в достатке тёплых шерстяных одеял. Ночью, когда костёр иссякнет, они особенно пригодятся — особенно Вестнику, который свою палатку отказывался с кем-либо делить. Вернее, подселяться отказывался — и самолично возился с установкой, не прося помощи. Сноровки ему на это, впрочем, хватало с запасом — сказывался опыт лесной жизни, отчетливо заметный в том, с какой уверенностью вёл себя Шадайенн на диких территориях, читая местность и выбирая дорогу.
   Но даже этот опыт и умение лучше всех присутствующих в сумме позаботиться о себе в лесу не давали ему права вот так брать и исчезать невесть куда, никого не уведомив и даже знаком не показав, зачем и надолго ли. Может, поэтому движения осилка, которым Кассандра точила свой и без того наверняка идеально ровный клинок, снимая следы встречи со щитами и бронёй беглых храмовников, были такими... решительно раздраженными. А может, была и какая-то иная причина. Варрик и Солас, во всяком случае, беспокойства никак не проявляли — первый увлеченно трепался, пересказывая в подставленные уши очередную историю, второй вежливо и снисходительно слушал, изредка задавая вопросы. Самый обычный вечер перед отходом ко сну и завтрашним ранним подъемом. А Вестник... ну вернётся же он, правда, не денется же никуда, нет ему резона деваться. Может, охотиться пошёл — хотя еды у них с собой было достаточно. Создатель разве что и ведает, что им от жизни надо, этим долийцам. Главное, чтоб человека какого за ногу не притащил на мясо, а то ведь ходят слухи, что они и такое могут.
   В каком-то смысле Шайенн и в самом деле ушёл на охоту. Да только не ту, что потребовала от него лука и стрел — при хорошем раскладе. Заприметив под кустом на краю поляны следы весьма-таки свежего присутствия здесь медведя — ещё остыть до конца не успевшие, он, как только лагерь с помощью мага и рабочих рук был поставлен, подхватил оружие и растворился среди зелени. Одетый в сделанную по его меркам и дизайнам долийскую броню из особым образом окрашенной кожи, охотник сливался с пейзажем легко и с удовольствием, истосковавшись по лесному одиночеству. И не только. Если другим этот медвежий знак в лучшем случае просто не говорил ничего или вызвал бы гримасу брезгливости, то ему он обещал весьма интересные возможности. Дело за малым, правильно ими воспользоваться.
   Шайн нашёл медведя меньше чем за полчаса, с другой стороны от лагеря — суеты чужаков явно не было достаточно, чтобы отпугнуть мощного зверя от его кормового места, — но какое-то время просто держался поблизости, наблюдая и не беспокоя. Они оба знали друг о друге, но медведь предпочёл просто дальше копать опавшую листву в дубовой рощице, выискивая желуди и глухим фырканьем тяжелого дыхания да редким хрустом поедая. Однако, стоило долийцу в какой-то момент все-таки пересечь невидимую границу присутствия, медведь вскинул голову и предупреждающе рыкнул. Это и было нужно охотнику — поймать взгляд в свою сторону. И медленно, своеобразно перетекая одним движением в другое, чуть раскачиваясь на ходу, приближаться, не отводя глаз — в затаенном азарте. Медведь снова глухо заворчал, но с места не двинулся, смотрел. Удастся? Уже почти можно протянуть руку и коснуться мохнатой морды. Правда, сам медведь когтистую лапу протянуть может куда как результативнее...

+1

3

Эвелин с нетерпением ждала вечера! Она даже ногой притопывала, как ей хотелось, чтобы все скорее ушли спать! А особенно, чтобы пошел вздремнуть Вестник-Хуестник-Лапши на уши людям навестник. Она до сих пор не верила, что это Проведение поступило с ними столь жестоко и послало в роли Спасителя долийского эльфа. Эльфа, мать его за ногу! Гребанного лесного дикаря! Создатель, за что?! Нет, наверняка, он что-то наврал, как-то выкрутился, каким-то образом злонамеренно получил Якорь и теперь похваляется им в то время, как её брат.. «Нет, об этом лучше не думать!» — Эвелин перебила ход собственных мыслей, уводя их от болезненной темы, чтобы вдруг не расплакаться.

Последний раз когда они заходили в город, она прикупила в лавке травника один очень незатейливый, но тем не менее эффективный порошок, вызывающий зуд и аккуратно рассыпала его на приготовленном Вестником ложе для сна, пока никто не видел. И теперь ей не терпелось насладиться результатом. Она уже в красках представляла, как Йен будет ходить на следующее утро по лагерю и чесаться, не понимая что собственно произошло, пока, наконец-то, не догадается помыться. Эвелин, между прочим, еще и доброе дело сделала! Помыться — это наивысшее благо! Но в походных условиях доступное весьма редко. Так что, кроме того, чтобы от души посмеяться над чесоточным Венчиком, Леди Тревельян надеялась на внеурочную стоянку в приличном месте, способствующем водным процедурам.

Но Шайтан, вместо того, что пойти спать куда-то удалился, по обыкновению своему не перед кем не отчитавшись, видимо не до конца понимая, что его рука теперь достояние народа, и Эвелин ничего не оставалось как пойти следом. На самом деле, её вынудила Кассандра, посчитавшая почему-то, что именно Леди Тревельян удастся найти Веничек лучше, чем кому-либо другому. «Странная она, эта Искательница, — подумала Эвелин, но приказу подчинилась. — Где я? А где поиски в лесу?» Но между тем, Эва и сама хотела поскорее найти ушастого, ради своих корыстных целей.

Лес она не то, чтобы не любила, наоборот, он ей нравился и даже очень! Но в основном только тогда, когда дворянство Оствика чинно выезжало на охоту. Бродить же по нему в одиночестве, выискивая чьи-то там следы, Эвелин не умела, и то, что вскоре может стемнеть её совершенно не радовало, в купе с тем, что она брела наугад и рисковала и во все не найти обратную дорогу. «В следущий раз, Кассандра пусть сама идет нянчить этого Посыльного Андрасте, если ей так хочется!» — возмущенно пыхтела Леди Тревельян, когда услышала впереди какой-то шум больше похожий на шелест листвы и урчание или причмокивание дикого зверя и притормозила. Обзор закрывали кусты, а вот лезть смотреть или развернуться и уйти — был хороший вопрос. Но! Во-первых, Тревельяны неприятностям просто так не сдаются. Они их сами находят и вынуждают сдаться. А во-вторых, вдруг там какой-нибудь волк обсасывает косточки Вестника? Какое невиданное горе! Надо посмотреть, вернуться в лагерь и рассказать, а то придется по неведению искать его, блуждая в лесах неделями.

Эвелин вздохнула и осторожно раздвинув ветки высунула нос в рощу, посреди которой подкрадывался к медведю их полоумный Представитель божественной воли. Леди Тревельян грязно выругалась себе под нос, не понимая, что же делать с этим суицидником, на руку, которого надеется весь Тедас. Но пока она пыталась придумать хоть какой-нибудь нормальный план, Йен подошел к медведю так близко, что они могли друг друга коснуться. Один рукой, другой зубами и не факт кто кого и чем именно. Из планов в голове остался только лишь самый бестолковый! Эвелин нагнулась, подбирая с земли камушки и начала их пулять в кусты за спиной зверя, надеясь, что тот отвлечется и на станет кушать Венчика. Но уже третий камешек, вместо заветных кустов угодил в долийца, и Эве ничего на оставалось, кроме того, чтобы с жалобным «ой» попятиться обратно в кусты. Если уж мишка и хочет отведать свежего мяса, то лучше, чтобы не её!

+1

4

[indent] Из горла несколько раз вырвались негромкие, утробные звуки, подражающие, настраивающие на один лад. Шайн, не отрываясь, смотрел в крохотные медвежьи глаза, и чувство напряженной опасности у самых его пальцев неспешно уходило. Да, вот так. Всё хорошо, он доверяет. Они доверяют. И сосредоточенность, тяжело сводившая и без того низкие хмурые брови эльфа, постепенно менялась облегчением, расположением, радостью. Пальцы коснулись шерсти на медвежьей морде, жесткой живой переносицы, сопящей кожаным мокрым носом, смешно и с ощутимой силой ткнувшимся в ладонь. Ох... такой зверь может много — и рядом с ним в лесу поистине нечего бояться. Даже виверны в холмах не рискуют враждовать с медведями...
[indent] А вот идиотки-шемленки...! Погруженный в подобие транса вместе с подчиняемым медведем Лавеллан не слышал свиста камешков, падающих в кусты, и только тот, что больно и остро ударил его по затылку, заставил эльфа коротко вскрикнуть и в гневе обернуться, зажимая ушибленное место ладонью. Что за...!
[indent] Fen’harel ver na!*
[indent] Но его вспыхнувшее желание одновременно обложить тупоголовую девицу последними словами и прогнать, предупредить, остановить от подобной бескрайней глупости поступков перекрыл взбешенный медвежий рёв. Кто-то обидел её "малыша", напал на одного с ней по духу, и прощать этого зверь не собирался, рысью двинувшись на обидчицу.
[indent] — Din! Dian!* — крикнул вслед Шадайенн, но медведица не услышала. Связь, которой не дали закрепиться и прорасти, пока еще оставляла её глухой — особенно в ярости и желании оберегать. Моментально среагировав, эльф бросился следом, наперерез, не иначе как чудом успевая со всего разгона сбить Эвелин с ног, подальше в кусты, оказаться между ней и нападающим зверем. Тяжелый удар лапы и укус достались ему — к счастью, медведица сообразила, что происходит что-то не то, и выпустила бедро сваленного долийца, не сжав челюстей всерьез и растерянно замычав, тыкаясь мордой к невесть как оказавшемуся "под прицелом" подзащитному. Тяжело дыша, Шайн поморщился, шевельнув ногой — не прокусила, похоже, обойдётся синяком, — и протянул руки, гладя, отвлекающе трепя медведицу по бокам тяжеленной, огромной морды. "Мать", нависая над лежащим всей своей тушей, сочувственно лизнула его прямо по куртке, утешая "глупенького детеныша".
[indent] Однако первый же серьезный звук со стороны Эвелин снова привлек внимание зверя, и та вскинула голову с предупреждающим ревом: только попробуй тронь. Шадайенн вцепился пальцами в шерсть, не позволяя медведице переключиться и снова атаковать, стирая, вминая в землю эту бестолковую угрозу. Дура! Ну кто только втемяшил ей кидаться чем-то в их сторону?!..
[indent] — Уходи, — сквозь зубы бросил он, только одним коротким взглядом удостоив. — Уходи, быстро!..
[indent] И снова на певучем эльфийском что-то стал втирать медведю, вкрадчиво, просяще, успокаивающе. Всё хорошо, всё хорошо, не нужно обращать внимание на всего только мошку, досадливо вьющуюся рядом. Не стоит она попыток догнать и сдавить в зубах, даже если и раздражает так неприятно...

Отредактировано Shadaienn Lavellan (2018-11-10 22:22:46)

+1

5

[indent] Но мишке почему-то захотелось именно её, а не лезшего прямо в пасть эльфа! Вот уж никогда бы не подумала, что эти звери столь привередливы! Хотя действительно, кто же будет в здравом уме есть долийца?! На самом деле времени на мысли не было, они пролетели в одно мгновение, а в следующее Эвелин шагнула назад, хватаясь за шпагу и надеясь если не выжить, то хотя бы не сдаться без боя и испортить зверю шкуру. Одно она понимала точно — убегать от такой твари абсолютно бесполезно. Но быстрее медведя к ней кинулся Вестник и отшвырнул в сторону, встретив зубы и лапы косолапого вместо нее. И всё было бы хорошо, и этот геройский выпад, может быть был бы даже засчитан, если бы плоскоухий не начал любовно обниматься с животным. «Не иначе совсем кукушка поехала, — без тени благодарности подумала Леди Тревельян, шаря в поисках отлетевшей рапиры и не отводя взгляда от происходящего, которое было умом не понять, а расскажешь кому — не поверят! — Чокнутый долиец!» — фыркнула она, но сделав столь не лицеприятный, но неудивительный вывод, совет Эвелин послушала. В конечном счете, ничто не имеет для нее такое большое значение как собственная жизнь. Поэтому она отползла подальше, подобрала рапиру и поспешила удалиться с поляны. А то вдруг безумье заразно? Постоишь вот так с долийцем рядом, а потом тоже начнешь на зверей кидаться с объятиями, а людей зашвыривать в кусты. Впрочем последнее совсем не удивительно. Что еще ожидать от дикаря?!

[indent] Но как Эвелин не храбрилась и не злословила в мыслях, а где-то краем сознания признавала, что разинутая пасть разъярённого медведя, выглядела несколько пугающе. И шансы стать ужином лохматого зверя были весьма велики, и, наверное, даже следовало сказать Йену спасибо. «Вот еще, — фыркнула, перебив саму себя, потому что вот только перед долийцем она еще не извинялась. — Он, между прочим, сам виноват. Раз водишь шашни с лесными зверюгами, потрудись поставить в известность своих спутников, а потом уже водись, раз тебе такое по нраву».

[indent] Брр. Внутри Эвелин трясло и колотило. Драться с людьми было привычнее, да даже демоны и то так не пугали — с ними просто было понятно как быть, куда бить. А вот здоровый зверь, несущийся прямо к ней.. такого испуга она давно не испытывала.

[indent] Когда Леди Тревельян вернулась в лагерь, Варрик и Солас отправились к себе в палатку — то ли спать, то ли продолжить неспешную беседу и всё равно уснуть. А вот Искательница поджидала её возвращения и хмурила брови, что Эвелин не привела драгоценного эльфа.

[indent] — Да всё нормально с ним. Завёл себе нового друга. Скоро придёт, — отмахнулась она, прячась в палатку, усиленно делая вид, что собирается спать. Делиться произошедшим ни с кем не хотелось. В следущий раз, заметив как долиец сует руки к медведю надо просто сразу бежать. Тогда, может быть, не будет потом так мучительно стыдно. У дикарей свои отношения с природой и нормальным людям их не понять.

[indent] Но сон не шел. Уже даже Кассандра, казалось, уснула, мерно посапывая, в то время как Леди Тревельян всё вертелась и никак не могла найти себе место. В конечном счете, она решила поступить далеко никак леди и нащупав в своих вещах фляжку с ромом, которую прятала на черный день, решила, что вот он как раз настал: черный медведь, черный ром, черный день.. ой, то есть ночь. И осторожно, чтобы не разбудить Искательницу, Эвелин вылезла наружу под усыпанное звездами небо, видное в просветах между ветвями деревьев. Она подошла к костру с тлеющими углями, делая вывод, что Кассандра не так уж и давно ушла спать, и сев на бревнышко рядом, поворошила угли палкой в надежде на искру.

+1

6

[indent] На стоянку Шадайенн вернулся в куда лучшем расположении духа, чем прежде. Стоило "угрозе" исчерпать себя — счастье ещё, что шемленка испугалась достаточно, чтобы послушаться и скрыться за деревьями, не выставляя против медведя свою щепку, которую считала оружием, — и его новая защитница постепенно успокоилась. Эльф на всякий случай провел с ней сейчас больше времени, чем планировал, играя, чеша за ушами и позволяя себя шутливо валять и вылизывать. Связь между духом охотника и духом зверя была глубже и сложнее, чем связь родичей, друзей, чем даже связь матери с ребенком — всё это сразу и ничто конкретно. Покровительство и подчинение, внимание и умение остаться в стороне. Даже зная, как её инициировать, как переступить привычный телесный барьер отчуждённости между собой и зверем, всей природы этой связи охотник постичь не мог.
[indent] Он и не пытался. Говорили, что практика эта была наследием со времён Долов, когда волки следовали за своими избранными рыцарями и в бою, и в миру. Волка, стайного зверя, и в самом деле "брали на душу" чаще, но где волк и где медведь, когда речь идёт о борьбе не столько с людьми, сколько с демонами? С тех самых пор, как их небольшому отряду на пути попался медведь, Шайенн мечтал об этом моменте — проверить себя, узнать, хватит ли сил взять себе такого зверя. И имел теперь все права ликовать — хватило, и даже с лёгкостью. А он уж опасался, что эта мерцающая штука, распоровшая ладонь, из-за которой рука до самого локтя ощущалась какой-то не своей, отпугнёт, помешает ему. Но нет. Всё получилось просто. Даже, наверное слишком просто. Но ощущение теплого, пахнущего зверем и лесом, глухо рыкающего бока под ладонями, сопения клыкастой пасти у щеки и по-своему "нежных" тычков огромной тяжелой головы, которые только взрослый мужчина вроде него и мог стерпеть,   было слишком восхитительным и свежим в памяти, чтобы Шадайенна волновали сейчас такие странности. Если и вовсе можно считать свою удачу и естественный навык сильной души странностями.
[indent] Он знал, маленькие и очень обманчиво подслеповатые медвежьи глаза и сейчас наблюдают за ним сквозь заросли, начинающие по осени лысеть. Пока что — знал только из ума и понимания повадок. Потребуется время на то, чтобы инициированная связь окрепла и выросла в них обоих достаточно, чтобы чувствовать друг друга на расстоянии — и чтобы достаточно было сильно пожелать, и зверь без лишнего слова пришёл на помощь. А если связь продержится достаточно долго и зверь не погибнет раньше времени, то протянется и в Запределье — и дух придёт даже из-за завесы, на время приняв знакомую форму, чтобы помочь Своему. Это честь, заслужить которую ещё надо постараться. И Шадайенн был решительно намерен достичь и этого уровня мастерства.
[indent] А для этого ему следовало поступать с умом и прозорливостью. Например, научить всё ещё беспокойную и во многом своевольную медведицу, что эта дура с камешками, причинившая — вот кошмар-то! — боль и беспокойство Своему, вовсе не враг. Что-то она поняла из того запрета нападать, немало её смутившему — ведь его-то она кусать совсем не хотела, — но дикий зверь пока ещё не видел людей и их поведения достаточно, чтобы перестать так остро реагировать.
[indent] На удачу, шемка ещё не спала, когда он пришел — сидела у костра, пытаясь разворошить остывающие угли. Шадайенн остановился на краю поляны, пока никак не давая знать о своём бесшумном приближении, оценивающе глядя ей в спину и прикидывая, как лучше поступить теперь. Что покажет это дружелюбие лучше всего? А, вот как раз — что-то было у неё в руке. Фляга, из которой девушка что-то понемногу отпивала. Жажда замучила?..
[indent] Было острое желание напомнить шемке, что они в лесу, где хозяин положения — он, долиец, а не её городское, чуждое природе племя, подойдя со спины и заставив ощутить всю беспомощность в этих местах — а где беспомощность, там и желание не лезть, куда не звали, не так ли? — но Шадайенн вынужденно выбрал другое. И, обойдя полукруг, вышел из леса с той стороны от костра, где она могла сразу его увидеть, с насмешкой поймав взгляд и неторопливо приблизившись. Вид у него после общения с медведем был не лучший, встрепанный и грязный от катания по листьям и траве, но эльфа это вряд ли беспокоило. Вернее, не беспокоило вообще.
[indent] — Ты могла бы уже и спать лечь, — заметил он, садясь на соседнее бревно. Удобно всё-таки иметь при себе мага — тащить на себе эти бревна им с гномом не потребовалось. Шайн тогда вдобавок заметил, что они могли бы обойтись и без топора, просто достаточно разозлив Кассандру, но Варрик запротестовал: кто её потом будет успокаивать?.. — Сейчас всё равно моя стража. Не бойся, большой страшный мишка не придёт тебя сожрать, — глумливо ухмыльнулся эльф, опираясь локтями на колени и с каким-то странным цепким любопытством разглядывая Эвелин.

Отредактировано Shadaienn Lavellan (2018-11-17 18:42:11)

+1

7

[indent] Угольки Эвелин не радовали. Вот совсем не радовали! И кроме жалких искорок от разваливающихся головешек ей так ничего и не досталось. Но ночь и без них была согрета ромом, а потому Леди Тревельян продолжала ворошить костер — машинально, от скуки. Конечно, можно было подняться, сходить за сухими ветками, поленьями, огнивом… Да только зачем все это если есть ром? Так, лишние телодвижения, которые совершать совсем не хотелось.

  [indent] К слову, особой тяги к алкоголю у Эвелин не было, просто неприятно когда тебя хотят сожрать. Чувствовать себя едой, вкусненьким таким бифштексом, ей еще ни разу не приходилось и, видимо, поэтому это произвело на неё такое неизгладимое впечатление. И она уже мысленно представляла как медведь быстренько обглодал бы её косточки, и насытившись, со вздутым пузом, спал всю зиму в берлоге. До весны. Брр! Леди выпила еще немного, а потом и еще немного.

[indent] Ну или может быть это зависть обгладывала сейчас ей косточки? Эвелин вот даже собаку держать в спальне не разрешали. Псы они дом охранять и для охоты, а не вот это вот рукоблудие, чтобы за ухом чесать. И в чём-то, конечно, родители были правы: зверям — звериное, а людям — людское. А этот дикарь взял и подружился с медведем! Не с зайцем, не с белкой, и даже не с волком, а с МЕД-ВЕ-ДЕМ. И чтобы он там потом с ним не делал — это уже его проблемы, но зверюга явно была к нему предрасположена! Зааавиисть! Эвелин сделала еще один глоток и хмуро посмотрела на вылезшего из кустов Вестника-чудестника. Он был растрепан, из волос торчала веточка, к одежде прилипла листва, а сам Йен был явно доволен собой.   

[indent] — А ты мог бы и сказать Кассандре куда пошел, чтобы она не посылала меня искать тебя по всему лесу, — хмыкнула Эвелин, покосившись на долийца и раздумывая стоит ли он того, чтобы сказать «спасибо» или всё же сам дурак, но вместо слов протянула флягу — если не тупица, то и сам поймет. — Ну, ты же где-то бродишь, вот и приходится сидеть и сторожить вместо тебя, — фыркнула Леди Тревельян и вздрогнув сощурила глаза при упоминании медведя. Это вот он сейчас её в трусости обвинил что ли?! Конечно, Эва испугалась! Ну а кто бы не испугался? Можно подумать, что вестник-хуесник ничего не боится. Но все же! Если бы испугалась, то сразу бы тихо и не заметно ушла, сказала бы потом Искательнице: «Прости, Кассандра, Вестника сожрал медведь. Хочешь, иди сама  вытаскивай останки из его пасти.» Но Эвелин, как честный сопартиец, хотела помочь и отвлечь медведя, чтобы тот не скушал достояние Тедаса на поздний ужин. А то что промахнулась и попала по Йену, так это на её вина! Меньше надо было головой дергать! А то сам подставил затылок под линию обстрела, а теперь еще и намекает, что Эвелин трусиха. — Ха-ха, конечно не придет, судя по твоему виду он уже отлично пожевал тебя и выплюнул. Ты оказался таким не вкусным? Сочувствую. Даже мишка тебя не хочет.

+1

8

Шадайенн фыркнул, обнажая зубы на попытку Эвелин укорить его за отлучку:
[indent] — Не моей идеей было назначать тебя... как там... "ментором", да?..
[indent] В голове до сих пор стоял голос той расфуфыренной блестящей женщины с выдающимся кривым носом — настолько выдающимся, что Шайенн порой, пока она говорила, таращился на него дольше, чем на её тканый золотом, пышный и глянцево сияющий наряд, сам по себе бывший дивом дивным, самым ярким пятном в окружающей буро-белой гамме снежных вершин. "Мастер Лавеллан, позвольте представить вам — леди Эвелин Тревельян Оствикская. Она будет вашим ментором и проводником в предстоящих переговорах. Пожалуйста, если у вас возникнут хоть какие-то вопросы..." Этот умоляюще-наставительный тон и вежливость, которой она пыталась прикрыть своё раздражение, так и стреляющее остротой взгляда из-под низких чёрных бровей...
[indent] Если они считают, что его поведение надо исправлять, пусть пытаются. Пусть морщат нос и ахают. Шадайенна это раздражало, и мириться он был не согласен — только вынужден постольку, поскольку от себя не убежишь. Он не просил, они сами так решили, называть его Вестником, становиться перед ним на колени, молитвенно поднимая руки. Если им это нравится, пускай, но он не станет, и не подумает даже делать что-то с собой, чтобы соответствовать красивой картинке их воображения. Более дикого, чем все стремительно всплывшие на слуху россказни о долийцах, кровавых ритуалах с младенцами и прочей мути — что бы там сами шемлены о себе не думали, воображая себя истинным средоточием цивилизации. И оправдывающими, удивительно творчески умудряющимися обосновать всё, что Вестник говорил и делал, волей Андрасте и замыслом Создателя, с упрямством, доходящим до смешного. Неверие Эвелин хотя бы избавляло её от едких насмешек Шайенна и его желания выкинуть ещё какой-нибудь фортель просто чтобы посмотреть, как вытягиваются лица тех, кто убеждён в его божественном предназначении.
[indent] А он просто хотел выжить. Может, когда удастся закрыть все эти дырки, всё вернется на свои места. И метка эта в руке погаснет.
[indent]— ...вот и не жалуйся, раз это твоя работа. У меня есть своя, — он помахал левой ладонью, зеленовато светящейся в темноте, и взял протянутую флягу. Молодец, девчонка, что просить не пришлось. Медведице стоит видеть, как они пьют из одной посуды. Эльф только помедлил, приглядываясь к какой-то не очень трезвой на вид собеседнице, рассуждающей о медвежьих вкусах и их несомненной ценности.
[indent]— Предлагаешь начать завидовать тебе? Вот уж кто желанная добыча. В кустики теперь небось будешь с тройной оглядкой ходить и поворачиваться в процессе, чтоб медведь не подкрался? — съязвил Шадайенн, вместе с тем салютуя флягой. — Твоё здоровье.
[indent]О крепости содержимого он даже не догадывался. Щедрый глоток обжёг ему нёбо и ударил в нос, перебивая дыхание острой щиплющей резью. Долиец прыснул остатками алкоголя и судорожно закашлялся, сгибаясь и только чудом каким-то не роняя фляжку. В кустах послышался треск и грозное ворчание, но эльф сквозь полузадушенный спазм вскинул руку, запрещая защитнице вмешиваться в происходящее. Тьфу, дрянь! Как это можно пить?! Что за гадство, это месть такая в её понимании?! За то, что от её же собственного идиотизма уберег?!..
[indent]— Что за... — просипел Шайенн, держась рукой за горло и сглатывая. Глотку сухо драло проглоченным, внутри по желудку разливался сильный жар. Это лишь очень отдалённо походило на горячее фруктовое вино, которое варили в клане, и было ещё гаже того зернового пойла, что иногда покупали у шемов — в основном для выпечки и доработки, настаивания на травах. "Сырое" пили немногие, больше из любопытства — но в горьком и терпком вкусе этом было что-то странное, отчего глоток хотелось повторить. Словно в следующий раз будет уже не так неприятно. — Что это за херня?.. — сумел наконец выдавить эльф, кисло цокая языком и глядя на фляжку со смесью гнева и презрительного недоверия, с заметным возмущением переадресованного её владелице.

Отредактировано Shadaienn Lavellan (2018-11-27 19:25:55)

+1

9

[indent] Эвелин глянула на Венчика, разве что пальцем у виска не крутя. Как в его голове вообще связано назначение её ментором и вот такие отлучки из отряда ни слова ни кому не сказавши. У него что язык отсохнет, если он поступит по-людски, а не как дикарь, который сам себе на уме?

[indent] — Нянькой, ага. Давай называть вещи своими именами. Хорошо хоть.. — Эвелин чуть было не брякнула «сиську давать не заставили», но вовремя прикусила язык, посчитав, что это даже для неё уже слишком, а маменька так вообще в обморок упадет, узнав какие вольности дочь позволяет себе в общении с Вестником. — Да я и не жалуюсь. Ты будешь последним в очереди, если я захочу кому-нибудь пожаловаться, — хмыкнула она, и понадеявшись на то, что всё же перед ней дикарь, добавила: — Я прозрачно намекаю, а вот теперь совсем прозрачно: раз у тебя есть работа, так делай её. И да, знаешь, у людей не принято пропадать в неизвестном направлении и заставлять других волноваться, — пояснила леди Тревельян, хотя с уверенностью не могла утверждать, что Кассандра именно волновалась. Ну разве, что за руку с зеленой меткой, а не саму личность, которой эта конечность принадлежит. Эвелин до сих пор не понимала, почему из всех возможных кандидатов на роль ментора выбрали именно её? Ту, что ни в грош не ставила этот якобы божественный выбор, а если это и правда был он, то сомневалась в здравомыслии любимого в Тедасе божества. Ну как такое возможно? Эльф! Долиец! Становится избранным. То ли Андрасте решила пошутить и юмор у нее странный, то ли запустила меткой наугад — авось к кому-нибудь прилипнет, то ли была пьяна. Кстати об этом…

[indent] — О, так вот зачем тебе медведь! С кустиками проблема? — прыснула Эвелин, которая уже чувствовала приятную расслабленность, от согревающего алкоголя, теплом отдающегося по всему телу. Уже и ночь не казалась такой холодной, и Йен таким уж противным. Ну подумаешь мужик с ушами — у всех свои недостатки. Только бы флягу обратно вернул, а то что-то подозрительно долго держит её при себе.

[indent] — Это не херня! Это ром, — возмутилась Эва, хотя отчасти ей даже жалко стало долийца, который чуть ну выкашлял своё горло. Но кто же знал?! Стоило ли переводить на него столь драгоценный в лесах напиток, чтобы он потом носом все разбрызгал?  — Может быть и не самый хороший, но и не плохой. Флягу отдай, теперь моя очередь, — протянула руку она, косясь на кусты из которых, как ей показалось сквозь кашель Вестника, доносилось какое-то звериное ворчание. Ну не мог же он притащить своего нового друга с собой? Или мог? — А что это всё же было? Там в лесу. Между тобой и медведем? —  решилась уточнить леди Тревельян, не столько рассчитывая на то, что Йен и правда раскроет ей все секреты, сколько хотела бы знать, с чем именно имеет дело. А то не ровен час, в следущий раз, поступит еще глупее. — Ты пить-то будешь? Это только вначале так, а потом привыкаешь и становится тепло и весело. Даже когда холодно и противно.

+1

10

[indent] Словам Эвелин о "неизвестном направлении" Шадайенн отозвался лишь коротким презрительным смехом, смерив девицу снисходительным взглядом: ох, да, чего удивляться — у шемов всё, что лежит за порогами их хижин, — "неизвестное направление". Значит, это они из страха потеряться всегда такие кучные? Для долийца сама идея потеряться и пропасть в лесу, не найти дорогу назад была дикой. Что уже теперь, и в кустики не отойти без посланной следом спасательной операции? Даже такой бестолковой и жалкой, как эта "леди ментор", должная служить ему чем-то вроде примера поведения. Ха-ха три раза. И что, их слепота и недалёкость должны быть его проблемой? Пфффт. Шемлены, по своему обыкновению, пытаются подстроить весь мир под себя и под свои правила. Нет уж, пусть учатся разевать глаза шире и не трястись осинками от таких мелочей, как "ой, мы долийца в лесу потеряли". Это было бы действительно смешно, если бы не было так ничтожно — и неприятно понимать, насколько всем круглоухим хотелось бы, на самом деле, посадить его на поводок и пользоваться, как оружием. Не оставить никакого права свободной воли и поступков, которые так им не нравились. Не подходит он, видите ли, на роль того Вестника, каким они его себе вообразили! Ох ты ж трагедия-то какая! Возмущая, это вместе с тем смешило его даже больше, чем то нарисованное лицо, поверх собственного нацепленное на рожу разодетого мужика, перед которым стелилась Расфуфыренная, рассыпаясь в красивых словах — с талантом и умением, которое Шадайенн, может, и оценил бы, не гори она желанием заставить его самом делать то же самое. Шайн не собирался этому учиться. Не собирался отказываться от себя — о, даже наоборот, под всем этим давлением его намерение не смиряться, гнуть свою линию, становилось только тверже. А это значило — как уходил, так и будет уходить, и делать то, что считает нужным, не важно, что об этом думают и что говорят. Если им так нужно и важно то, чем он располагает — волшебная эта метка, — пусть постараются убедить и заслужить, а не заставить, согнуть и запугать. Не им здесь выставлять условия.
[indent] Не поняв, как в плоском мозгу Эвелин оказались связаны кустики и прирученный им медведь, Шадайенн посмотрел на Тревельян, как на безнадёжную идиотку — хихикает ещё с чего-то; не ну, сама себе шутку придумала, сама и посмеялась, похвальная независимость. Если где-то там под всем фасадом у расслабившейся девицы и зрело какое-никакое добродушие в адрес эльфа, то он в этом взаимности не проявлял совершенно. Вот только после глотка пойла из фляги это обострённое омерзением неприятие к самоуверенной шемке разом стало наименьшей из его проблем...
[indent] Вкладывать флягу ей в руку Шайенн не потрудился, из злости и вредности попросту обронив флягу без особой заботы о том, поймает или нет. В голове не укладывалось, как это можно было пить, да ещё и с таким спокойствием, как это выходило у Тревельян. Глотка у неё стальная, что ли? Долиец потёр ладонью грудь, где до сих пор пекло скатившимся в желудок непривычно крепким алкоголем. Е*анутая. Вот только в смятении от испытанного Шадайенн не особенно отдавал себе отчёт, что ступор этот под собой имеет одну основу: эта способность Эвелин была ему удивительна. Даже в хорошем, для разнообразия, смысле. Не будь она шемкой, он бы присвистнул в знак высокой оценки выдержки, а так...
[indent] А так он просто смолчал, и молчал ещё какое-то время, глядя на едва светящиеся угли. И прежде, чем вопрос любопытствующей шемки окончательно захглох, всё-таки соблаговолил открыть рот:
[indent] — Связь, — голос эльфа прозвучал охрипше, и он двинул горлом. — Охотничий трюк. Теперь она — это медведица, — мой союзник. И будет защищать меня от всего и от всех. Так что поосторожней с камнями, — хмыкнул он. — Со временем она станет понимать, что ты не враг. Собственно, для этого я с тобой сейчас и сижу — чтобы она видела. Но я могу и не захотеть сказать ей "стоп" в следующий раз, когда тебе приспичит пошалить в кустиках, — Шайенн иронично вздёрнул бровь, и на предложенную ему флягу взглянул с неприязнью и недоумением. Будет ли он ещё?.. Этой дряни?..
[indent] Первым порывом было "нет", оттолкнуть её руку, пусть сама травится. Но... не в последнюю очередь мотивированный нежеланием уступать девке, Шадайенн принял предложение, с гримасой недоверия принюхавшись к горлышку. В горле засаднило памятью о крайне неприятном первом опыте, и долиец предельно осторожно приложился губами, делая ма-аленький глоток на пол-напёрстка.
[indent] И правда, ничего так. Гадко, безвкусно, жжётся, словно огонь глотаешь, но ничего. Он даже, осмелев, глотнул ещё немного — снова едва взяв тягучую жидкость на язык.
[indent] — Нда? И как, тебе уже тепло и весело? — с насмешкой взглянул он на девушку, догадываясь наконец, откуда такое странно-приветливое поведение: она же пьяна! — и протягивая ей обратно флягу с алкоголем.

+1

11

[indent] Говнюк! Говнюк и есть. И сколько не пей, говнюком быть не перестанет. Эвелин еле успела подхватить, брошенную Йеном фляжку, несколько капель рома из которой выплеснулись ей на пальцы и она, особо не заморачиваясь на манеры — никто же не видит, а этот ушастый не в счет — слизнула их, смиряя дикаря презрительным взглядом. Не нравится, не пей! Зачем другим мешать и чужое добро расплескивать?!

[indent] — О, ну спасибо, ты так любезен. Сидишь тут со мной ради медведицы, — понимания тонких взаимоотношений долийца и животного, у Эвелин как не было, так и не появилось после рассказа Венчика. К тому же, теперь она нисколечко не жалела, что попала в него камнем. Да и о вражде не стала бы говорить столь категорично. Может быть сейчас, когда у них общая цель, а его воспитание — ха! — её обязанность, между ними и было нечто на подобии перемирия, но где это видано, чтобы люди и эльфы были… кем? Друзьями? Соратниками в лучшем случае на короткий промежуток времени. А потом из его медведицы получится отличный ковер ей в спальню. Главное правильно подготовиться и вооружиться. К слову, теперь, зная о том, что где-то неподалеку бродит опасный зверь, управляемый долийской прихотью, правильно вооружиться не помешает всем. Но всё же! Вот говнюк. Завёл себе медведя!

[indent] — Знаешь, а фляжка не кусается. Можно как-то и по смелее из неё пить, — хмыкнула Эвелин, с каким-то нескрываемым превосходством, наблюдая за тем, как Йен осторожно «лижет» горлышко. Словно мальчишка лет тринадцати, которому взрослые первый раз предложили выпить, а ему и в грязь лицом упасть гордость не позволяет, и пить не хочется. Ну да, ну да. Ром — это вам не бабушкин компот. Интересно, а долийцы варят компот? В страшилки о том, что они жрут исключительно человеческих младенцев, Леди Тревельян не верила лет с пяти. Просто потому, что ей перестали их рассказывать, когда она чуть было на полном серьезе не предложила сожрать одному из Серых стражей, остановившихся у них в доме на пути в Старкхэвен и к удивлению всех, оказавшемуся долийцем, насолившую чем-то в тот день двоюродную сестру. Эвелин не помнила, что сделала Ребекка. Только глаза, вовремя успевшей заткнуть ей рот, няни.

[indent] — Вот так, например, — забрав у Венчика флягу, словно желая показать как именно нужно пить, Леди сделала глоток совсем ни как леди и протянула обратно. — Будешь еще? Или сдаешься?

[indent] На вопрос о тепле и веселье, Эвелин только пожала плечами. А что на него ответишь? Разуй глаза и посмотри? Как-то слишком грубо, даже для нее. Говорить же о том, что будь в долийце хотя бы капелька воспитания он бы и сам догадался сходить за дровами и развести костер, тем более, что в кустах теперь ошивается животное, выглядело бы жалко. К тому же, она и сама может. Только не хочет. А сейчас выпьет еще немного и совсем уйдет спать. В конце-концов, и правда не её очередь лагерь сторожить. Так что, кому костёр нужен, тот пусть его и разводит.

[indent] — А мне вот интересно, — заслышав шорох в кустах, а может быть это был всего лишь ветер, и инстинктивно поежившись, представляя как на них сквозь листву смотрят два внимательных глаза, Эвелин попыталась прикинуть, что если медведи, как и другие животные, любят размножаться по весне, то сейчас у зверя вполне могло быть потомство. И Тревельян, как-то даже жалко стало, брошенных в предверии зимы детёнышей, в то время как долийца, не такого уж и беззащитного, как не поверни, жалко не было. —  Эта твоя медведица, как долго будет за тобой ходить? Вдруг у нее медвежат полная берлога? Или тебя такие мелочи не беспокоят?

+1

12

[indent] Вот всё ей не нравится. Всё! Даже пьёт он, и то не так, как надо, не "по-людски", видимо. Шадайенн из-за фляжки смерил раздражающую шемку взглядом с выражением чего-то среднего между "а не пойти бы тебе" и "дура что ли, да точно" — позволив, впрочем, забрать той забрать её из пальцев. И скривил рот, ощерившись на попытку Эвелин подначить его этим "сдаешься". Низкую, глупую, бессовестную, но действенную — до омерзения. Ну что ему, право слово, отмазки выдумать? Толку-то ведь не будет, опять эта баба перевернёт всё по-своему. А надо, волчьи подмышки, надо — ради общего спокойствия, между прочим! ну... ладно, в большей степени затем, чтобы ему потом мозги через ухо не выматывали по поводу "опасного животного", но всё-таки! — надо дотерпеть и не окунуть её лицом в угли, подать запечатленной медведице пример поведения. Скрипнув зубами, Лавеллан снова взял фляжку — но глоток скорее изобразил, чем действительно сделал. По-настоящему подчиняться её подаче не хотелось ни в какую, до остервенелого упрямства и стремления одержать верх. Девица бросает ему вызов? Хрен ей без масла. Вот пусть сама хлещет свой ром, а он посмотрит, насколько её хватит.
[indent] Разглядев этот распалённый алкоголем блеск оживления в глазах Тревельян, разом объяснивший, чего это она такая щедрая и общительная, Шайенн осознал, что ему сейчас точно расслабляться не показано. Вот не хватало ещё с ней сравняться в развязанности языка. Двинув кадыком, эльф снова передал фляжку её владелице — на этот раз нормально, в руки, хоть и не преминув сопроводить это неодобрительно-придирчивым взглядом, не скрывая, что сидит здесь, потому что надо, а не потому что хочется. Он бы лучше со зверем посидел, поиграл, приучил — связь всё-таки работала в обе стороны, и охотника тянуло к своему питомцу не меньше, чем хитрость внушения манила саму медведицу. Дальше будет легче, но вот эти часы после инициации порой надо просто перетерпеть — даже вот так, сидя на расстоянии двадцати шагов, Шайн скучал по ней, по весьма условной, но всё-таки "матери". И в каком-то смысле этой вмешивающейся в естественный ход вещей и нарушающей его связью он делает доброе дело, ведь...
[indent] Эвелин словно мысли его в тишине леса услышала, задав вопрос аккурат в том же русле — но, конечно же, с шемленской своей, обвешанной издевочками колокольни, отчего Лавеллан хрипло и громко рассмеялся, после не то с отрицанием, не то с осуждением покачав головой и ухмыльнувшись. Словами он свою реакцию пояснить снизошёл совсем не сразу, поерзав на бревне в поисках большего удобства. Стоило бы, наверное, снова поднять пламя над костром, но Шайенн и в полумраке вокруг алеющих углей видел неплохо, темнота его не смущала; да и ночь уже, спать бы ложиться. Сторожевые маяки мага, как бы скептично не отнёсся Шадайенн к этой идее поначалу, видимо, делали своё дело; впрочем, за лес долиец мог и без маяков ручаться. А с медведицей, чутко дремлющей на страже, чужакам их тем более не побеспокоить. Она даст ему знать на опережение.
[indent] — Сразу видно, что ты медведей только на картинках и видела, — весело ухмыльнулся Вестник и протянул руку, отбирая у Тревельян флягу на свой черёд. — Нет у неё медвежат. По осени они неразлучны, а здесь... — долиец колко усмехнулся, как-то помрачнев при этих словах. — Погибли, наверное. А может, ваши охотники убили. Она и сама, похоже, была ранена где-то в начале лета. Успела оклематься и обрасти, но теперь проигрывает времени и очень голодна. Иначе мы бы никогда не застали её так близко к лагерю — ушла бы подальше, другое кормовое место искать. А она не ушла, — веско подытоживая сказанное, Шайн выдержал недолгую паузу и приложился к фляге. Совсем немного, только губы смочить, принять на язык пару жгучих капель — и, не слишком-то довольно причмокнув, протянуть флягу обратно. Пей-пей, шемка. Посмотрим, как ты завтра будешь из седла вываливаться по дороге. Чур, я подымать не буду — отстанешь, так медведь подгонит на марше, еще побыстрее лошадей до следующей таверны добежишь...

+1

13

[indent] Эвелин точно знала когда пора остановиться и где та граница, после которой алкоголь перестанет влезать и начнёт вылезать. И до неё оставалось совсем не много, хотя голова пока еще даже не кружилась, но чтобы проверить так ли это, нужно было встать. А вставать не хотелось. Вдруг ноги подведут и она, не удержавшись, потеряет равновесие и сядет прямо на эльфа? Еще раздавит, бедолажечку! Кассандра ей потом мозг ложечкой через ухо будет выковыривать прямо до того дня, когда на мир свалится конец света. Потому что как не крутись, но рука долийца была необходима. Конечно, Эвелин не считала, что и правда может раздавить парня, но признаться в том, что боится опозориться перед кем-то таким незначительным, как эльф, не могла даже себе самой.

[indent] И словно почувствовав мысли о незавидной судьбе стать лепешечкой под Тревельянской задницей, Йен заёрзал на месте. Испугался, не иначе.

[indent] — Было бы странно, если бы я была близко знакома с медведями, — пожала плечами Эвелин и неожиданно зевнула. Алкоголь, неподвижное сидение на одном месте, да и не самая весёлая компания, постепенно начинали клонить её в сон. Жалко было, конечно, что кроме Варрика с ними в отряде были одни зануды, которые казалось ведут негласное соревнование между собой, кто кого перезанудит, а гном уже спал. Но что поделать, спутников не по чувству юмора выбирают, а по другим более важным и полезным качествам. Хотя, если бы Эвелин спросили, она бы… она бы еще раз зевнула, и обняв колени руками, внимательно слушала Йена, который казалось помрачнел, рассказывая о медведице. Медвежат было жалко. И хотя ничего плохого в охоте Тревельян не видела, понимая, что для людей она такой же промысел, как и любой другой, а звериные шкуры и мясо — необходимость, но нападать на мать и беззащитных детёнышей как-то гадко и противно. Не достойно, что ли.

[indent] — Понятно, —  вздохнула она, но еще раз зевнув, вдруг встрепенулась осознав сказанное эльфом. — То есть у нас сейчас рядом с лагерем бродит голодный медведь?! — она даже не понимала, что больше её возмутило. То, что приручив зверя, Йен не удосужился его покормить, или то, что голодная зверюга может быть опасна. Хотя что уж там, медведь всегда опасен. Но всё же… — Тебе что в детстве сказки не читали? Мы в ответе за тех кого приручили и так далее, не знакомо? — приподняв бровь, всю жизнь мечтавшая о собаке, пьяная Эвелин, решила пожурить долийца. — Раз завёл её себе на нашу голову иди и покорми чем-нибудь, — и сделав паузу, немного обдумав собственное предложение, пытаясь понять что вообще едят медведи, Тревельян все же добавила, исключительно на всякий случай, а то кто его этого эльфа знает. — и желательно не мной.

Отредактировано Evelyn Trevelyan (2018-12-24 19:39:43)

+1


Вы здесь » flycross » King of the Clouds » А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо [Dragon Age]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC