03.12 - 09.12 : Только на этой неделе! Воровство и азарт, бери всё и не отдавай ничего! Бандиты с большой дороги и все, кто на них похож, получают волшебный пропуск и могут воспользоваться упрощённым шаблоном заполнения анкеты при регистрации!

01.12 : мы сменили дизайн! (если вдруг кто не заметил)
гостевая правила роли нужные акция недели точки старта faq хочу к вам
// кроссовер, рейтинг 18+
• • цитаты недели

— Я видела только Диониса. Дядю Дэвида, как его представила мне Диана... - удержаться от улыбки здесь очень трудно, потому что бог виноделия и веселья представлялся ей всегда довольно глупым и...кхм, мало одетым. Когда она узнала, что брат ее приемной матери является богом Дионисом, то у нее начались проблемы при совмещении этих двух образов в единое целое. Остается лишь только гадать, какими же на самом деле окажутся остальные боги. Cassie Sandsmark

Джим едва не пролил виски. Сомнительные методы изучения такого тонкого инструмента, как человеческая психика, совершенно не интересовали, ровно как и не волновало человечество в целом. А вот поразительное умение психиатра гуглить секретную информацию, до которой даже британская разведка шла добрых пару лет, вызвало кратковременную потерю координации. Не то, чтобы Мориарти недооценивал Майкрофта и Ко, скорее доктор Лектер производил впечатление человека, способного вырубиться при слове «твиттер». James Moriarty

Младшие курсы тоже повыскакивали из-за столов очень быстро – мысленно они были уже на каникулах, дома с семьями, и никаких комендантских часов, никакого страха перед очередным выпуском газеты. У кого-то квиддич, у кого-то футбол, и все это без всякой зубрежки. Семикурсники мешкали и тянули время, и в какой-то момент профессорам пришлось мягко намекнуть им выметаться, иначе они опоздают на поезд. В холле гриффиндорцы затянули гимн Хогвартса – так, как учил профессор Дамблдор: одни и те же слова на разные, кто во что горазд, мотивы, от «Боже храни королеву» до хитов «Вещих сестричек». И только когда Скамандер услышал этот душераздирающий хор, до него, наконец, дошло. Rolf Scamander

Проблема всплыла там, где не ждали. Если конкретнее, то Кларк просто не умел ссориться с женщинами. Он был слишком хорошо воспитан (что бы там себе Диана не думала насчет современного воспитания) и слишком джентльмен, чтобы на ровном месте сообразить повод для шумной ссоры. Оставалось надеяться, что из Дианы актриса будет получше. Кларк, конечно, временами с Лоис устраивал те еще разборы полетов и выяснения отношений, но там он хотя бы причины понимал (не всегда, но все-таки). И был искренним. Сейчас же он молча тащился следом за Дианой к столику на террасе какого-то кафе и пытался то ли вспомнить, чье именно имя Диана назвала администратору и где он его слышал, то ли все-таки соображал повод для ссоры. Clark Kent

Пеппер старалась не выдавать, как она устала. Хотя бы потому, что это не поможет делам, которые ждут только ее решения, иначе все обвалиться прямо перед глазами женщины. Даже сложно было сказать, что именно больше потерпит крах: компания или самолюбие (читай: уверенность) Тони. Только поэтому она сидела здесь, беспокоя Марию по своим личным вопросам. Все же, у самой Пеппер было понимание, что у агента "Стратегического Внутреннего Подразделения Интервенции, Обеспечения правопорядка и Логистики" могут быть дела и поважнее. Хотя стоило признать, что у организации и так поперек горло стояли старки и их проблемы. Virginia Potts

Эта бешеная чехарда продолжается уже достаточное время, чтобы судить их обоих, как пожилую пару, что всё ещё не разобралась в своих общих проблемах и продолжает до сих пор танцевать на граблях.

flycross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » flycross » Oh Glory » how to get away with murder [hannibal, stoker]


how to get away with murder [hannibal, stoker]

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

how to get away with murder
“That little girl was dead and in her place stood a cold-blooded killer.”

http://s9.uploads.ru/QDZ9i.gif http://sh.uploads.ru/Y2aUJ.gif


участники
Will Graham, India Stoker

декорации
ноябрь 2012, Нью-Йорк (США)


С тех пор, как Индия покинула родной город в компании своего дяди и переехала в Нью-Йорк, прошел месяц. Она успешно перешла в новую школу и убила еще парочку людей, не в то время и не в том месте оказавшихся на их пути. И жили бы они с Чарли долго и счастливо, если бы новый ухажер Эвелин Стокер неожиданно не обнаружил в подвале у той миссис Макгэррик, чей труп нечаянно забыли закопать в саду. Замороженная старушка привела к обнаружению еще нескольких тел, расследованием этого случая заинтересовалось ФБР и за дело взялся легендарный агент Уилл Грэм. Стокер удалось помочь дяде вовремя залечь на дно, но сможет ли она отвести от них подозрения и избежать наказания за убийства?

Отредактировано India Stoker (2018-12-10 15:35:59)

+1

2

Уилл всю свою жизнь провёл в маленьких городах. Из одного в другой, затем в третий и так до бесконечности по всему восточному побережью. Всегда новый в школе, всегда чужой. Они с отцом слишком часто снимались с якоря, что иногда даже не пытались делать вид, будто это их последняя остановка. Уилл не видел в этом особой проблемы, ведь все городки были как один. Те же дома, те же соседи, та же школа и целый класс незнакомых лиц. Много позже, уже в зрелом возрасте Грэм узнал, что было и нечто другое, объединяющее все маленькие поселения.

В каждом из них ютилось зло. Очень часто его было так много на немногочисленное население, что оно затапливало главные улицы и задние дворы, продавалось на полках в магазинах и заливалось в бак проезжающих мимо автомобилей.

У каждого есть свои тайные и тёмные секреты, но маленькие города нередко строились и держались на скелетах из шкафа.

Уже на пути к Миддлбенду Уилл понял, что забудет название города так скоро, как закончится расследование. Что ему не выкинуть из головы, так это серию убийств произошедших здесь, которые и привели его в округ Чейтон. Ему не забыть фамилию Стокер и то, что нашли в их доме.

В подвале пахнет сыростью и единственным источником света служит лампа с абажуром. В подвале стоит морозильная камера. В морозильной камере хранится мясо, мороженое и труп миссис Макгэррик, домохозяйки четы Стокеров. Её смерть вызвана асфиксией, но никаких отпечатков пальцев обнаружить не удаётся. Уилл душит её снова и снова, но не видит ничего конкретного. Она просто мешала ему.

В первую ночь он спит без кошмаров и голова на утро удивительно ясная. Тогда Джек звонит ему и говорит, что в саду у дома найдено ещё три тела, пока ещё неопознанных, но это вопрос времени. В тот же день они раскрывают личности двух из них — это подросток, пропавший без вести несколько недель назад, и сестра покойного Ричарда Стокера.

И вот тогда Уилл вспоминает что такое плохой сон. Он снова и снова просыпается от нехватки воздуха, заходясь в хрипах и пытаясь привести дыхание в порядок. Ему страшно, но он не удивлён. Он совсем немного в ярости.

Вы знали, за что я забираю вашу жизнь. Вы не оставили мне выбора. Я слишком долго ждал и не позволю кому-то встать у меня на пути. Действую быстро, но с удовольствием. Я хочу, чтобы ты это увидела. Хочу, чтобы ты выбрала меня несмотря ни на что.

У них два главных подозреваемых — Эвелин и Чарли Стокеры. Вдова и младший брат покойного главы семейства. Уиллу сложно определиться с кем-то из них, но потом он узнаем о прошлом мистера Стокера и кое-что встаёт на свои места.

Следующая остановка — Нью-Йорк, и Грэм вылетает первым же рейсом, стремясь как можно быстрее покинуть проклятый город с его фермами, кинотеатром в библиотеке и пропитанной кровью землёй.

Несмотря на очевидные вопросы, не имеющие пока ответов, Грэм находит себе ещё одну задачу, которая, он уверен, поможет найти настоящего преступника.

Кто такая Индия Стокер?

Восемнадцатилетняя единственная дочь Ричарда и Эвелин Стокеров. Примерная ученица. Тихоня, выжившая с царящем ужасе её жизни.

Уилл точно знает, что она — ключ к разгадке, общий знаменатель и белая недосягаемая фигура из его кошмаров.

В жизни всё иначе. Он приходит в её школу на следующий же день после прибытия в мегаполис. Не светит удостоверением, не желая поднимать шумиху. Действовать надо осторожно. Девушка умна, осторожна и, возможно, напугана. Он не знает наверняка, ведь не было найдено никаких посланий от него. И что-то подсказывает ему, что дело не в том, что они слишком плохо искали.

Он ждёт её у ворот, выискивая одинокую фигуру, не переговаривающуюся с друзьями и не смеющуюся с подругами. Одинокая душа, делающая всё возможное чтобы казаться тенью. Однако он ясно ощущает в ней силу. Ему хватает одного беглого взгляда чтобы найти её.

— Добрый день, мисс Стокер. Могу я поговорить с вами?

+1

3

[indent] С десяти лет Индию учили быть настоящим охотником: сливаться с местностью, терпеливо выжидать в засаде и ничем не выдавать своего присутствия, не привлекая внимания. Знал бы Ричард Стокер, что во взрослой жизни эти ценные знания и умения будут использованы его дочерью для того, чтобы охотиться уже не на птиц, а на себе подобных – придумал бы другой способ уберечь ее от той тьмы, что заметил первым и которой так боялся.
[indent] Ровно месяц назад девушка, как одно из многочисленных подстреленных ею пернатых созданий, покинула родное гнездо, вырвавшись наконец на свободу, отправившись в вольный полет. Дядя Чарли, поспособствовавший этому и сопровождавший племянницу в ее первом большом путешествии, не скрывал своей гордости: навыки новой «охоты» под его чутким руководством Индия схватывала на лету – из-за природной склонности к перфекционизму ее прилежность распространялась не только на выполнение домашних заданий.
[indent] К слову, домашние задания, да и всё прочее в новой школе мало чем отличалось от старой. Разве что никто из одноклассников не приставал к новенькой с первого дня ее появления: было что-то такое в ее изменившемся с недавних пор взгляде, что заставляло окружающих инстинктивно держаться как можно дальше. Возобновить обучение вскоре после переезда было ее идеей, оставаться без образования дочь Ричарда и Эвелин Стокеров не намеревалась, а частные учителя могли стать нежелательными свидетелями. То же, впрочем, касалось и соседей, с которыми обаятельный дядя и его скромная племянница были всегда приветливы, однако по ту сторону апартаментов 4F в доме на пересечении 82-ой и Ист-Энд авеню никому из них так и не довелось побывать.
[indent] Осторожность лишней не бывает, считала Индия. Чарли, убивая кого-то, тоже всегда старался быть предельно аккуратным и не оставлять никаких следов.
[indent] Что же тогда забыл у старшей школы имени Элеанор Рузвельт этот незнакомец?
[indent] Еще из холла, бегло окинув взглядом школьный двор сквозь прозрачную стеклянную дверь, она заметила у ворот приятной наружности мужчину. Тот совершенно точно не был чьим-то отцом: в основном тех, кто приезжал на уроки и возвращался домой не на традиционно желтом автобусе, подвозили мамы, а немногочисленных заботливых родителей мужского пола пересчитать можно было по пальцам одной руки и всех их девушка знала в лицо.
[indent] Не похож он был и на представителя университета, агитирующего выпускников поступать именно в их учебное заведение: у таких в руках всегда кипа рекламных буклетов, которые они раздают каждому встречному, а не спокойно стоят в сторонке и…
[indent] …терпеливо выжидают в засаде, подобно охотнику?
[indent] Мороз невольно пробежал по коже от дурного предчувствия, и спустя минуту, когда она покинула здание следом за другими учениками и пересекла опустевший школьный двор, Индия удостоверилась, что интуиция в очередной раз не подвела: незнакомец действительно ждал именно ее.
[indent] – Не припомню, чтобы мы раньше встречались, – Стокер отчего-то совсем не дружила с приветствиями и сейчас вновь пропустила одно из них, перейдя сразу к делу, «напав» первой. После непродолжительной паузы и внимательного рассматривания собеседника вблизи ей хотелось так же прямолинейно поинтересоваться, что ему от нее нужно, однако девушка вспомнила один из уроков дяди Чарли и вместо этого уже с вежливой сдержанностью и кроткой улыбкой добавила: – Чем я могу вам помочь?
[indent] Ее новый адрес и место учебы знали лишь в предыдущей школе, в которую волей-неволей пришлось обратиться за рекомендациями – ох уж эти бумажные формальности. Мать даже не попыталась ее отыскать, однако внутренний голос неумолимо твердил, что без нее тут явно не обошлось. Может быть, Эвелин Стокер, даже кофе самостоятельно заварить не способная, не пережила месяц в одиночестве, и этот человек явился сообщить ее дочери, что та отныне полная сирота? Нет, маловероятно. В таком случае ее, наверное, могли бы просто известить письмом. В чем же тогда дело?

Отредактировано India Stoker (2018-11-30 19:15:36)

+1

4

Уилл не силён в социализации — это установленный факт. У него нет друзей, с коллегами он поддерживает исключительно профессиональные отношения, не распространяется о себе и не слушает других. Сильная эмпатия не накладывает свой отпечаток, но воздвигает барьеры между ним и всем остальным миром, и он к этому адаптировался. Не видит проблемы в жизни отшельника. Прячется в своём углу и без необходимости не высовывается.

Работа на ФБР имеет на этот счёт свою точку зрения. Да, большую часть времени он допрашивает мертвецов, но время от времени приходится иметь дело с живыми, реальными собеседниками, а не их призрачным силуэтом, скрывающимся по ту сторону эфирной завесы из пыли и света.

Уилл никогда не избегает допросов намеренно. Просто предпочитает наблюдать со всем со стороны и делать ремарки, не обращаясь ни к кому конкретному.

Прямо сейчас есть только он и Индия Стокер, и нет никакого шанса затаиться. Каждое слово обращается напрямую к девушке, каждое его движение ловится на лету цепким взглядом напряженной фигуры. Напряжение настолько ощутимо, что, стоит ему протянуть руку, он сможет почувствовать его гладкую холодную поверхность.

Это ожидаемо. С этим можно работать.

— Меня зовут Уилл Грэм, но едва ли вам это что-то даст, — он возвращает улыбку собеседнице. Он не собирается обводить её вокруг пальца или смотреть снисходительно. Несмотря на разницу в возрасте, он догадывается о масштабах её интеллекта и что будет, если он не придаст этому должного значения. Фатальная ошибка. — Я бы хотел поговорить с вами о том, что вынудило вас переехать в Нью-Йорк. Скажите, вы сильно торопитесь?

Не спугнуть. Дать понять, что он знает, но не более. Он всё ещё не знает насколько она соучастница, а насколько жертва. Сколько в ней чувства вины, а сколько — удовольствия. Пока он знает наверняка, что она является частью замысла. Убийства подносили к её ногам дарами. Нравится ей это или нет — вопрос другой, который сегодня Уилл и попытается выяснить.

+1

5

[indent] Перед ее внутренним взором в ускоренном темпе проносятся кадры-слайды воспоминаний. Вот на одном она сжимает ладонь Уипа, пока отцовский ремень в руках дяди Чарли сжимает его шею, с хрустом ломающуюся мгновением спустя. На следующем дядя Чарли приносит покрывало, как она узнает позже – всегда имеющееся у него в багажнике для подобных случаев, и они заворачивают в него тело юноши. Дорога, лентой вьющаяся во тьме, изредка освещаемая тусклым светом фонарей. Такой же темный сад и темная, удивительно мягкая земля, заботливо укрывающая свежий труп на импровизированном кладбище Стокеров. Кровь, каплями росы ложащаяся на траву и цветы в поле, по которому ползет шериф Миддлбенда, надеясь на чудесное спасение, и точный выстрел, отнимающий у него эту надежду. Они снова заворачивают тело – уже в другое покрывало. Вытянувшаяся от удивления физиономия Питтса, так же любезно связанного и брошенного к ее ногам дядей, и фонтан кровавых брызг взмывает в воздух уже от удара подвернувшейся под руку бейсбольной биты о хрупкую черепную коробку. Земля во дворе не такая мягкая, как в саду Стокеров, но вдвоем вырыть трехместную могилу глубиной метра в полтора не составляет особого труда.
[indent] Нет, в каждый из этих особенных моментов, что они с Чарли делили на двоих, их не видела ни единая живая душа. Впрочем, не совсем так: свидетелем темного таинства случалось стать пробегающему мимо бродячему псу, стрекочущему в высокой траве кузнечику или рассекающей синюю гладь неба птице – но совершенно точно не человеку.
[indent] – Я бы хотел поговорить с вами о том, что вынудило вас переехать в Нью-Йорк.
[indent] Это не вопрос, а утверждение. Мужчина, представившийся Уиллом Грэмом, – имя ей в самом деле ни о чем не говорило, – вне всяких сомнений знал хотя бы об одном, а быть может, и обо всех убийствах. Однако официальных – да и неофициальных тоже – обвинений пока не предъявлял. У него явно были вопросы и подозрения, но не веские доказательства, иначе разговаривали бы они сейчас не у здания старшей школы, а… в полицейском участке или комнате для допросов более серьезной организации? Насколько всё серьезно?
[indent] У нее самой имеются вопросы и подозрения, но не все из них Стокер может озвучить. Чутье подсказывает ей, если поинтересоваться, не из полиции ли мистер Грэм и попросить предъявить удостоверение, это будет равносильно признанию, что ее и правда есть в чем обвинять. Не вариант. Но и беззаботно болтать по душам с незнакомым человеком было бы легкомысленной глупостью, а ее, судя по манере обращения, глупой отнюдь не считают и притворяться дурочкой, не понимающей, о чем речь, не стоит: ложь – тоже признак вины.
[indent] Дурацкая детская песенка льется из динамиков расписного фургончика с мороженым; Индия, научившаяся различать малейший шорох на довольно большом расстоянии, слышит ее еще из соседнего квартала, выделяя из какофонии прочих звуков. И ее накрывает внезапное озарение. Темный подвал с раскачивающейся лампой. Два ведерка с шоколадным и ванильным мороженым. Застывшее, покрытое изморозью лицо, погребенное под свертками с мясом. Они с дядей совершенно забыли про миссис Макгэррик. И хотя в вероятность того, что вдовствующая миссис Стокер спустилась в подвал за мясом, а не за очередной бутылкой вина, верилось слабо, по всей видимости, она или ее новая экономка всё же обнаружили мертвую старушку.
[indent] Фургончик с мороженым останавливается у школьных ворот, мигом собирая вокруг себя толпу учеников младших классов, как и она, ждущих, когда приедет автобус, развозящий их по домам. Как хорошо, что она не изменила своей привычке и в Нью-Йорке тоже отказалась, чтоб дядя Чарли привозил ее и забирал после уроков. Он бы наверняка сразу же решил избавиться от потенциальной угрозы привычным ему способом, а Индия впервые не ощущала твердой уверенности, что это было бы целесообразно. Сперва надо узнать, как много этому незнакомцу известно и насколько рискованнным может оказаться его устранение.
[indent] – Вы любите мороженое, мистер Грэм? – спрашивает девушка, делая несколько шагов по направлению к витрине с разными сортами любимого детского лакомства. Она теперь носит туфли на каблуках, подаренные дядей, и шелковые блузки в стиле матери, но некоторые привычки из детства нашли место и в ее взрослой жизни; от мороженого Стокер отказаться было сложно. А в данный момент оно еще могло поспособствовать и подтверждение или опровержению ее догадок, нужно только внимательно следить за реакцией собеседника. – Следующий автобус прибудет через полчаса, мы успеем съесть по порции и поговорить о… моей маме.
[indent] Ложь покажется убедительнее, если аккуратно вплести в нее толику правды. А Эвелин Стокер действительно являлась одной из причин переезда Индии в Нью-Йорк, пусть далеко не главной.

+1

6

Хотя лицо девушки не меняется в выражении, её с головой выдают глаза. Уилл видит как несутся стрелами мысли в её голове сразу в нескольких направлениях. Он не ошибся на её счёт, но это не двигает расследование ни в тупик, ни к прогрессу. Или она даст ему понять что находится в опасности и что ей известно, или попытается увести в ошибочном направлении.

Возникает ещё одна проблема, потому что юная Стокер напоминает ему Эбигейл Хоббс, дочку Гаррета Джейкоба Хоббса, по совместительству убитого им Миннесотского сорокопута. Когда-то её тоже подозревали в соучастии. Когда-то ему тоже пришлось иметь дело с ребёнком, которого надо было спасать или опасаться. Кажется, эта глава всё ещё открыта для него.

Индия, о чём ты думаешь?

Была ли это мать, несчастная обезумевшая вдова, готовая пойти на всё, лишь бы уберечь единственное чадо? Ты любишь свою мать, Индия? Расчёсывала ли она твои волосы? Читала ли перед сном? Варила куриный суп, стоило тебе заболеть? Приняла ли ты её дары или сбежала в тот же миг, как появилась возможность?

Дядя Чарли? Загадочный родственник, большую часть своей жизни проведший в психиатрической больнице? Что рассказывали тебе мама и папа про него? Рисовала ли ты для него свою жизнь, которую он пропускал? Ловила ли жадно каждую выдуманную историю про его путешествия и приключения? Не разочаровалась ли в реальном человеке после стольких лет красивой сказки? Чем для тебя стал новоиспечённый родственник? Ты боишься или восхищаешься?

Слова девушки возвращают его в реальность, или, если быть точным, бьют наотмашь. Ему кажется, что он ослышался, но фургончик уже подъезжает и никакой ошибки быть не может. Индия буквально говорит ему: “Я знаю, о чём вы и теперь вы знаете, что я знаю” Тем не менее он не торопится. Ему интересно куда это приведёт и что ещё она ему расскажет, так или иначе.

- Никогда не мог устоять перед клубничным, - признаётся он с полуулыбкой. Это сущая правда, даже если сейчас не настолько актуальная.

Он покупает им по порции, как если бы мисс Стокер можно было подкупить таким образом, как если бы он на это рассчитывал. Предложение темы снова наводит его сразу на две мысли, противоречащие друг другу. Или она хочет предупредить его насчёт Эвелин, или хочет отвести подозрения от себя с дядей.

- Как ваша мать относится к охоте? Вы проводили на ней много времени с отцом, не так ли?

Отредактировано Will Graham (2018-11-30 23:05:29)

+1

7

[indent] Когда Индия услышала от дяди Чарли признание в том, что он безжалостно убил ее отца и ничуть об этом не сожалел, она в порыве чувств отвесила ему пощечину. С его появлением разного рода чувства стали накатывать на нее, как волны во время прилива. В один момент нахальная усмешка и бесстрастный взгляд холодных голубых глаз вызывали у нее желание немедленно схватиться за ружье; в другой – мужчина совершал нечто столь трогательное (возможно, только в их, отличном от общепринятого, понимании), что таить злобу на него было невозможно. А порой и вовсе случалось что-то, приводившее ее в полное смятение…
[indent] Ей всё еще не хватало отца, но боль от утраты заметно стихла за этот месяц, и всё благодаря стараниям Чарльза. Он не смог бы и не пытался заменить Ричарда, что Индия, безусловно, ценила: у них возникла и укрепилась своя, особая связь. Они сблизились, превратились в маленькую стаю – из двух хищников. А в стаях принято защищать друг друга. Чарли уже не раз это делал для нее, и казалось естественным ответить ему тем же, теперь, когда в опасности очевидно находился он.
[indent] – Я люблю смешанное, шоколадно-ванильное, – отзывается девушка, когда подходит их очередь и мистер Грэм угощает ее мороженым.
[indent] Вся ее жизнь как это мороженое, она сама – смесь светлого и темного; удивительно ли, что теперь доля шоколада в миксе стала значительно больше ванильной?
[indent] Стокер снимает с плеча сумку и садится на пустую лавочку у автобусной остановки, беззаботно наслаждаясь холодным лакомством. Призрачный образ миссис Макгэррик вновь невольно возникает в ее памяти, и от него тоже веет холодом. С этим безмятежным выражением, навеки застывшим на ее лице, безвременно почившая старушка напоминает античную мраморную статую. Другим жертвам повезло меньше, их лицами наверняка давно вдоволь полакомились черви, делая те неузнаваемыми. Она вспоминает их, но чувства тревоги не возникает: Индия решила для себя, какой версии будет придерживаться, и постарается сделать ее как можно правдоподобнее.
[indent] – Папа относил каждую птицу к таксидермисту и хранил чучела у себя в кабинете, – расправившись с угощением и деликатно опуская слова «убитая» или «застреленная», продолжает разговор девушка. – После его смерти она сожгла их всех.
[indent] Индия обхватывает себя руками и, хмурясь, опускает взгляд в пол.
[indent] – У вас есть дети, мистэр Грэм? – вдруг спрашивает она.
[indent] Костер, разведенный из обломков письменного стола и прочей мебели из кабинета Ричарда, полыхает почти у самой входной двери. Его видно из окна, слышно потрескивание языков пламени, охватывающих отцовские документы и перья ее трофеев, запах дыма проникает в комнату сквозь приоткрытые створки. Но она ничего не чувствует. Самое ценное – письма дяди Чарли – забрала еще утром, успела в сердцах разбросать по всей лестнице, а потом бережно собрать и закрыть на ключ в деревянной шкатулке.
[indent] Индия ничего не чувствовала и сейчас – делала вид, будто мать ее пугала, хотя на самом деле Эвелин не вызывала у нее ничего, кроме разве что легкого презрения и раздражения. Отец был для нее лучшим другом, Чарли – родной душой, мать – никем.
[indent] И выбирать между ней и Чарльзом не приходилось: не могло быть никаких сомнений, кто ее настоящая семья.
[indent] – Моя мать сказала, что дождаться не может, когда я… – незаметное надавливание на болевую точку в изгибе локтя вызывает необходимую для большего правдоподобия слезу, – сдохну. Вы бы такое сказали своему ребенку?

+1

8

Уилл слушает девушку, может с точностью до слова повторить её ответ, описать, как она при этом выглядела, но при этом он её не слышит. Параллельно с реальностью, толпой школьников, что разбредаются в разные стороны или толпятся на остановке, музыкой отъезжающего фургона мороженщика и цепким взглядом Индии, Грэм видит каскад образов, поднимающие в воздух другие образы и так до бесконечности.

Вот он лежит в высокой траве. Тишина вокруг преисполнена звуками, но важен только один — шорох. Шорох, вызываемый живым существом, юркой тушкой, пугливой и настороженной. Ружьё в руках — приятная тяжесть, продолжение рук и признак господства. А ещё способность сидеть бесшумно и понимать отца с одного взгляда.
Он ведь тоже когда-то ходил с отцом на рыбалку, ему это знакомо. Первобытная солидарность крови, объединение хищников против общей добычи.

Индия выращена не пансионатом и толпой гувернанткой, подворовыающих столовое серебро. Она не знает французский, но её рука не дрожит, когда спускает крючок.

— Нет, у меня нет детей.

Он не станет рассказывать про Эбигейл. Ни к чему ворошить то, что не нуждается в пристальном внимании. И всё равно это не одно и то же. Из него никогда не получится нормальный отец.

К этому времени он останавливает свой маятник и в полной мере возвращается к диалогу. Как раз вовремя чтобы увидеть небольшой спектакль. Он смотрит на слезу, готовую вот-вот отправиться в путешествие по щеке. Сидя на расстоянии вытянутой руки от девушки, он придвигается ближе, но не затем чтобы утешить. Не касаться, не спасать. Только податься вперёд.

Не сказав ничего напрямую, она всё равно угодила в его ловушку.

— Мисс Стокер, я вам верю. Но, может быть, она боялась за вас? Материнская любовь растёт и преображается вместе с ребёнком.

Отредактировано Will Graham (2018-12-01 19:59:46)

+1

9

[indent] Охотник из Индии Стокер получился, возможно, и отменный, но вот актрисой она была по-прежнему никудышной. Как миддлбендский шериф в свое время не поверил в наигранное смущение после первого свидания, так и Уилла Грэма сейчас не убедила скупая слеза испуганной девочки, лишенной материнской любви. Он смотрел на нее проницательным взглядом и видел насквозь. Не предпринимал никаких попыток тактильного контакта, хотя сидел совсем близко, но отчего-то складывалось впечатление, будто бы он касался самих ее мыслей – видел и слышал, чувствовал то же, что и она.
[indent] И, как то было в случае с дядей Чарли, это не пугало, а… завораживало.
[indent] Интересно, он осознает, что тоже является представителем рода орлов среди превалирующей обычной пернатой дичи? Может быть, ястребиным, ловчей птицей, а не могильником, как она и Чарльз, но всё же орлом.
[indent] Охотником, держащим ее под прицелом.
[indent] Индия убирает за ухо выбившуюся прядь волос. Дежавю. Холл особняка Стокеров, шериф спрашивает, в котором часу она вернулась домой после прогулки с Уипом. Простой вопрос, внезапно застигнувший врасплох. И она тонет в океане растерянности, дыхание сбивается, складные ответы сменяются прерывистыми репликами.
[indent] Громкая трель телефонного звонка заставляет ее вздрогнуть и вырваться из водоворота мыслей. Стокер бросает быстрый взгляд на мистера Грэма, затем – на экран мобильного, где высвечивается имя дяди Чарли. Тогда он сознательно пришел на помощь, бросив спасательный круг утопающей, и сейчас словно почувствовал, что она в нем нуждается, в успокаивающем звучании его голоса.
[indent] – Простите, я должна ответить, – с виноватой улыбкой обращается Индия к сидящему подле нее мужчине.
[indent] Она поднимается со скамьи, но не отходит от нее, оставаясь стоять вполоборота к Уиллу. Зоркий орел всё равно заметил, кто ей звонил, а если и нет – наверняка без труда догадался. Скрывать это – лишь навлекать на себя больше подозрений, да и ей нужно, чтобы ее слышали.
[indent] – Да, дядя Чарли. Привет. Нет, я еще не дома, задержалась на факультативе, – короткие стандартные фразы, ничего не значащие, произносятся самым будничным тоном, и девушка старается сохранить его, когда приходит очередь более важного: – Надеюсь, ты не забыл взять с собой зонт? Я купила новый. В Лондоне ведь всегда дождливо.
[indent] Сколько бы трупов ни нашли в Миддлбенде, едва ли ее удастся напрямую связать с этими убийствами. Чего нельзя сказать о дяде, большую часть жизни проведшем в лечебнице Кроуфорд, что наверняка делало его подозреваемым номер один. Она должна была его предупредить. Должна была хотя бы попытаться защитить. Уилл Грэм слишком умен, чтобы поверить в эту уловку, в то, что эта пара фраз – условный знак покинуть страну. Но какое-то время Чарльзу она всё же выиграет. Города-тезки столицы Великобритании есть по крайней мере в пяти штатах. А вдруг она имела в виду Нью-Лондон? Или названия и вовсе ничего не значили и важнее было просто дать понять: ему – что в Нью-Йорке больше не безопасно, Уиллу Грэму – что свою истинную семью она не предаст.
[indent] – С чего моей матери бояться за меня? – возвращается к разговору Индия, напоследок пожелав дяде удачи в делах, прежде чем нажать кнопку завершения вызова, и вновь опустившись на лавочку. – Я никогда не связывалась с плохой компанией и не впутывалась в неприятности. Ничего не изменилось.

+1

10

Как только телефон девушки возвестил о входящем вызове, Уилл понимает, что проиграл этот раунд. Он вычислил подозреваемого номер один, соучастника номер два и горе-следователя номер три. Полный комплект, но чего-то всё-таки не хватает. На первый взгляд кажется, что здравого смысла, ведь он не вмешивается в беседу, весь обращаясь в слух, надевая на себя личину девушки, как если бы звонили ему. Он не слышит голос по другую сторону трубки, но знает, не может не знать его обожание, преодолевающее любые расстояния, лишь бы коснуться родственной души.

Они спасут друг друга, что бы ни случилось. Прямо сейчас Грэм не сможет ничего сделать, чтобы помешать этому. Он отправляет по телефону наводку Джеку Кроуфорду, но детали подождут. Его дела здесь ещё не окончены.

- Рискну предположить, что у вас своё представление о неприятностях, - он терпеливо ждёт, когда она займёт своё прежнее место, чтобы продолжить, - теперь, когда все ваши дела улажены, мы можем поговорить откровенно?

Ему правда не хочется играть в намёки и намёки намёков. Самая ответственная часть осталась позади, и теперь можно смело срывать покровы с того, что всё ещё под вопросом.

- Знаете, мисс Стокер, вы напоминаете мне крикливого зуйка. Знаете, какой у этой птицы защитный механизм? - он всё ещё не касается её, и если ей надоест его слушать, она может попытаться сбежать, но пока между царит подобие дружеской беседы с подоплёкой. Взаимное уважение. Взаимный интерес. - Она отводит угрозу от своего гнезда, притворившись раненой, как будто у неё подбито крыло и она не может улететь. Как думаете, когда наступает момент, когда она решает, что на этом хватит? И не поторопились ли вы?

Он смотрит внимательно, но спокойно. Он не хочет запугивать девушку, вовсе нет. Но ему остро необходимо узнать начало этой истории. Дядя и племянница, не общавшиеся всю жизнь последней, за столь короткий срок становятся причиной смерти как минимум четырёх людей. В этом должно быть что-то уникальное, и Уилл обязан это выяснить.

+1

11

[indent] Уилл не пытался ее запугать, не давил на нее, не нарушал личное пространство. Не смотрел свысока, как некогда безмозглый одноклассник или самоуверенный шериф. Он знал или по крайней мере подозревал, кто она на самом деле, но его это не пугало, как Ричарда, и не вызывало у него злобы и ненависти, как у Эвелин Стокер. Он, правда, и не восхищался ею, как Чарли. Однако явно относился с определенным уважением, не как к девочке — как ко взрослой. Было бы ложью утверждать, что такой разумный подход ее не подкупал.
[indent] Как и отрицать то, что любого человека неодолимо тянет к тем, кто способен его понять, даже серийного убийцу. Стокер с искренним любопытством изучает своего собеседника, чуть склонив голову набок и не отводя взгляд; она осознает, что при всем своем внешнем спокойствии и вроде бы безобидности, мистер Грэм представляет потенциальную угрозу не только для дяди Чарли, но и для нее самой, и всё же ее посещает безумное, абсолютно иррациональное желание подпустить его ближе. Это не вполне глупая жажда ребенка похвастаться своими достижениями перед вызвавшим его симпатию взрослым: самые темные из своих секретов Индия, во что бы то ни стало, будет оберегать до последнего. Она просто ценит этот вежливый интерес, так непохожий на тот, что она обычно вызывает у окружающих (если вызывает) — и ей хочется, что ли, выразить благодарность.
[indent] Девушка разравнивает юбку, добиваясь полной симметрии, и сплетает пальцы в замок. Забавно, как они, не сговариваясь, оба пришли к птичьим метафорам: она — мысленно, Уилл же свою озвучил. Предложение поговорить откровенно принимает молча, сразу переходя к ответу на следующий вопрос:
[indent] — Думаете, такой момент наступает? В стае своих обычно защищают до последнего. Наверное, всё дело в кровных узах. Что это за семья, отказывающаяся от тебя, когда ты в ней нуждаешься?
[indent] Ярко-желтый автобус подъезжает к воротам старшей школы имени Элеанор Рузвельт и с шумом останавливается у края тротуара. Полчаса его ожидания пролетели незаметно, и Стокер смотрит в сторону транспортного средства с некоторым разочарованием: вовсе не хочется прерывать увлекший ее разговор.
[indent] Она неторопливо закидывает сумку на плечо, пока весело перекрикивающиеся детишки с рюкзаками и ученики постарше заполняют просторный салон. Время еще есть — но не для прощания.
[indent] — Спасибо за мороженое, мистер Грэм, — мягко произносит Индия, и на этот раз ее улыбка вполне искренна. — Позвольте угостить вас чашечкой кофе или чая, если вы предпочитаете его. Я настаиваю. До нашего дома всего четыре остановки.
[indent] Дядя уже должен был успеть покинуть квартиру: у Стокеров на такой случай в шкафу заранее припасена сумка с самым необходимым для внепланового путешествия. А в случае каких-либо еще непредвиденных обстоятельств для нее изолированные апартаменты на последнем этаже — более выгодная тактическая позиция, нежели столь людное место, полное нежелательных свидетелей, как школьный двор.

+1

12

Уиллу никогда не нравилось работать с делами, которые напрямую относились к семейным узам. Не потому, что ему самому эта концепция приходится параллельной линией, так что он даже не пытался толком. Проблема заключается в искажении, уродливом перерождении, выявлении таких связей, от которых хочется отвернуться и оставить любые попытки к пониманию чего-либо. Но ему надо смотреть. Надо понимать. Надо жить этим какое-то время, чтобы оно затем навсегда заняло своё место в его личном музее имени злого разума.

Но с Индией Уилл не согласиться не может. Все семьи - настоящие семьи - объединяет нечто общее - друг за друга они не скупятся на силы и средства. Это восхищает его в некоторой степени. Но это же сулит серьёзные последствия.

Автобус уже здесь, его время на исходе, но Грэму мало, он хочет знать больше, ему надо что-то, чтобы защитить мисс Стокер перед общественностью и, что хуже, Джеком Кроуфордом --

малышки Эбигейл тебе вдруг стало мало?

-- или доказать её причастность. Отобрать покров невинности, выдав то, что полагается по закону. Он смотрит на подъезжающий автобус слишком долго и не замечает, что не он один не спешит расставаться.

Индия Стокер делает ему предложение, от которого невозможно отказаться.

- Не вижу причин отказываться, - он поднимается со своего места, выдавая подобие приветливой улыбки. Словно речь не о продолжении допроса по расследованию четырёх убийств, но спонтанная встреча старых друзей, не спешащих по своим делам.

если бы всё было так просто

Он послушно следует за девушкой, которая всем своим видом говорит ему и о контроле ситуации, и о взаимной приязни. С чего бы, казалось, такое благодушие, но у Уилла уже закрадываются предположения для теории о дуэте убийц и появлении новых тел. Открыв себя относительно недавно, Индия с непривычки может тянуться к яркому свету, не сулящему ей ничего хорошего. Она осторожный мотылёк, но всё же завороженный. Она испытывает свои силы, пытаясь установить границы своих возможностей и способностей.

- Скажите, вы скучаете по своему отцу?

+1

13

[indent] В автобус они едва успевают попасть, запрыгивая на последнюю ступеньку за мгновение до закрытия дверей. Все сидячие места уже заняты, так что приходится расположиться в проходе, держась за поручни. Индия не испытывает дискомфорта, чувства неравенства: новые туфли прибавляют сантиметров десять роста и ей не приходится задирать голову, чтобы смотреть в глаза кому-то намного выше нее. Не причиняет неудобства и то, что Уилл стоит достаточно близко, рефлекса отступить на шаг назад, на удивление, не возникает. Так было у них с отцом: она избегала чужих прикосновений, не позволяя касаться себя даже матери, но когда Ричард Стокер легонько приобнимал дочь, чтобы сделать совместное фото на память после охоты, та не отдергивалась, хотя и не обнимала в ответ.
[indent] Такое ощущение, что он читает ее мысли: стоит девушке задуматься об отце, мистер Грэм тут же задает о нем вопрос.
[indent] — Скучаю, — честно признается Индия, в отличие от Эвелин Стокер, что спустя пару дней после смерти мужа сняла обручальное кольцо, не пытавшаяся отвлечься и забыть, всё еще скорбящая. Пусть он и предал ее, не давая дочери быть самой собой и скрывая единственную родственную ей душу, всё это делалось из благих побуждений и безусловной любви — только их понимание этих понятий разнилось. — Я ношу его ремень вместо пояса. Так он будто бы всегда со мной.
[indent] И это тоже чистая правда: отец всегда с ней — как напоминание. Не о том, чтобы сдерживать темные порывы и поступать, как ему казалось, правильно. А о том, что от семьи, истинной семьи, не отказываются, несмотря ни на что. И пытаются понять лучше, а не навязывают свое понимание — учат утолять жажду крови охотой на животных, зовут как ни в чем не бывало есть мороженое на второй день после похорон отца.
[indent] — Наша остановка, — сообщает Индия, когда за окном вырисовывается желто-багряный пейзаж осеннего парка.
[indent] Автобус резко тормозит, но ей удается сохранить равновесие. Каких-то пять минут, и, срезав путь через парк, они поднимаются на лифте на последний этаж высотного жилого массива. Стокер достает из бокового кармана ключ и еще через полминуты приглашает своего гостя войти внутрь.
[indent] — Итак, — девушка оставляет сумку в прихожей и, направляясь по коридору на кухню, интересуется: — вы предпочитаете чай или кофе?
[indent] В холостяцкой, на первый взгляд, квартире с минималистичным дизайном интерьера всё же чувствуется женская рука: в гостиной, мимо которой Индия с Уиллом проходят, на пианино стоит ваза со свежими цветами, а стол на кухне устлан выглаженной кружевной скатертью. Не могут не привлечь внимание и многочисленные рисунки в тонких рамках, украшающие каждую из стен.
[indent] — Дядя по памяти нарисовал всех птиц, что я... поймала, — поясняет Стокер, с нежностью окидывая взглядом эскизы. — Подумал, что мне важно будет их сохранить.

+1

14

Уилл принимает ответ Индии с молчаливым, почти одобрительным кивком. Некоторые люди предпочитают памятные вещи гораздо, гораздо серьёзнее. И мисс Стокер, будучи охотницей, могла вполне оправдано тяготеть к трофеям.

Уиллу интересно, увидит ли он в доме Стокеров что-то подобное. И станет ли новой победой над законом и преследующим по пятам наказанием.

В самом деле, у Грэма нет никаких гарантий, что сигнал, поданный племянницей своему экстраординарному дяде, не призывает встречать загоняемую в ловушку добычу. Только его способность забираться в чужие головы и смотреть на окружающий мир, включающий в том числе и его самого, через призму их восприятия.

Он смотрит на себя глазами Индии и не видит скоропостижной смерти, стоит ему только переступить порог. Она нападёт при условии, что он её вынудит. Это действительно утешает. Как и тот факт, что его табельный пистолет при нём.

Уилл Грэм - человек крайностей и призм, искажающих искажённое искажение.

Индия Стокер - скромная девушка с ненасытным аппетитом зверя.

Оказавшись внутри квартиры, Уилл понимает, насколько непритязательны её владельцы. Едва ли Чарльз вывез с собой мебель и половину интерьера - во всех комнатах царит минимализм людей, готовых в любой момент сорваться с места.

Что ж, это ему тоже знакомо.

- Кофе, спасибо, - он проходит за девушкой на кухню, где опасности таится едва ли больше, чем в ванной комнате.

Зато он находит кое-что интересное, или, точнее, хозяйка указывает ему на это. Поразительная детализация набросков и полноценных картин поражает воображение, насколько это вообще возможно в его случае. В каждой работе прослеживается упорство человека, которому не чуждо восхищение красотой и первозданностью вещей. Нехотя Уилл отводит взгляд от стены, чтобы присмотреться к своей собеседнице.

- Готов поспорить, что у него есть Ваши рисунки. Гораздо больше, чем Вы можете себе вообразить. Он не бросил Вас здесь на произвол судьбы, но попытался увезти с собой хотя бы часть, хотя бы образ, - Уилл усаживается за стол, продолжая наблюдать за своей собеседницей, - а ещё он может оказаться слишком расстроенным таким внезапным расставанием после стольких лет ожидания заветной встречи. Не боитесь, что он совершит ошибку?

+1

15

[indent] Индия неторопливо достает из буфета бумажную упаковку с логотипом в виде чашки, засыпает в кофемолку двойную порцию обжаренных зерен, а после ставит на плиту турку, на небольшой огонь.
[indent] — Растворимый кофе не способен передать всю палитру удивительной вкусовой гаммы так, как сваренный вручную, — изрекает она и невольно прикрывает глаза, вдыхая заполняющий небольшую кухню аромат.
[indent] Раньше ей больше нравился чай, хотя иногда, готовя кофе для матери по утрам — точнее, ближе к полудню, Стокер и сама выпивала чашку. С молоком и корицей. Эвелин же любила разбавить свой коньяком или, точнее, коньяк разбавить кофе, судя по пропорциям.
[indent] Уилл Грэм не похож на простого детектива. Наблюдая за тем, как он держится, как и что говорит, Индия больше склоняется к мысли, что он федеральный агент. Что ж, стало быть, работа у него еще более нервная и напряженная, нежели у кичящихся своей темно-синей формой офицеров полиции, в основном, способных поймать разве что мелких воришек и убийц-дилетантов...
[indent] Напрашивается вполне логичный вывод, что при таком раскладе надо бы вести себя предельно осторожно. Если мистер Грэм действительно из ФБР, его спонтанное, непродуманное убийство не решит проблему, а лишь, с большой степенью вероятности, создаст новую. И не_убийство в равной степени опасно...
[indent] Но девушка не смогла удержаться и так просто прервать с ним беседу. А теперь не может не попытаться найти за этой внешней невозмутимостью хоть одну слабость. Не проверить самое простое предположение, сделанное наугад: нет ли у него — как у ее матери, топящей печаль на дне бокала; как у шерифа с его помощниками, пропускающими больше, чем по стаканчику, после тяжелой смены; как у отца, после охоты порою запиравшегося в кабинете, где хранился подаренный на юбилей виски — привычки периодически снимать напряжение с помощью алкоголя.
[indent] — Молоко, сливки? — спрашивает она, ставя по очереди две высоких прозрачных чашки с ароматным напитком на стол по обе стороны от расположенных в центре сахарницы и вазы с печеньем. — Или, быть может, вам по душе кофе с коньяком, как моей маме? Дядя не большой любитель, но, кажется, у него припасена бутылочка для гостей.
[indent] Стокер садится за стол, словно за школьную парту, складывая руки перед собой и внимательно глядя на мужчину напротив.
[indent] — Да, дядя Чарли обо мне заботится. И, уверена, способен позаботиться о себе, в том числе — справиться с недолгим расставанием, — после непродолжительной паузы с кроткой улыбкой заявляет она. — Но вы ошиблись, мистер Грэм. У него нет моих рисунков. Потому что я не рисую. Решила отказаться от этого факультатива.

+1

16

- Нет-нет, я имел в виду не то, что рисуете Вы, а то, что он рисует Вас, - в этот раз Уилл не отвечает на улыбку, потому что его затапливает чувство досады и разочарования. В этот раз ему хочется оказаться правым, быстро покончить с этим расследованием и вернуться восвояси.

Нью-Йорк агенту Грэму всё ещё не по душе.

Он также отрицательно качает головой на предложение добавить что-то в кофе. Молоко и сливки он никогда не признавал (дело не столько в вопросе вкуса, сколько в его постоянных разъездах, исключающих наличие скоропортящихся продуктов в холодильнике), а что до коньяка, то как бы ни был велик соблазн, он не собирается терять бдительность.

Маятник мерно покачивается за веками, вылавливая отдельные обрывки чего-то между прошлым и настоящим, между воспоминаниями и желаниями. Уилл смотрит на Индию глазами её близких людей, смотрит на её жизнь её собственными глазами. Так мало высказанного, так много всего таится в тенях и перемежающихся бликах.

- Вы поддерживали связь с дядей Чарли до своего совершеннолетия? Что Вам рассказывал отец о своём брате?

Он должен знать. В своих блужданиях в полумраке он никогда не умел останавливаться, но Джеку Кроуфорду только это и надо было. Сейчас же его никто не беспокоит, а общение с объектом расследования только подталкивает вперёд, всё дальше в лес, в самую чащу.

- Он был уважаемым и видным человеком, так что сомневаюсь, что он гордился своим нездоровым братом. Он не мог допустить, чтобы Вы выдали маленькую тайну его семьи, поэтому дал Вам новую, стал для Вас всем, чтобы нечего стало искать на стороне. Он подарил Вам все необходимые навыки и умения, он водил на охоту, он подарил пианино. Скажите, разве Вы не ощущаете предательства с его стороны?

Это откровенная провокация, но Уилл уверен, что может справиться с её последствиями. Ему кажется, что выдержка Индии гораздо крепче.

+1

17

[indent] — О, прошу прощения. Я неправильно вас поняла.
[indent] Заплутав в лабиринте собственных размышлений, Индия отчего-то истолковала разговор о рисунках как завуалированный намек на существование памятных трофеев, что она предположительно могла оставить уже после охоты с дядей Чарли. Нет, не стала бы. И дядю старалась отучить от этой вредной привычки: идеальное преступление с убийством брата ему не удалось лишь потому, что он сохранил солнцезащитные очки, не увидев которые она могла бы и не заподозрить неслучайность автокатастрофы, якобы унесшей жизнь отца.
[indent] — Я не имела раньше возможности узнать дядю лучше, — не считает нужным врать девушка. Прекрасно известно, что никто в Миддлбенде не слышал толком о Чарльзе Стокере, пока тот не объявился внезапно на похоронах старшего брата. Она намеренно употребляет слово «раньше» вместо «до смерти отца». Неизвестно, усомнился ли кто-то, что тот погиб не в результате несчастного случая, но судьбу лучше не искушать лишний раз. — Как и тетю Джин, которая нечасто приезжала к нам в гости. И бабушку с дедушкой я за всю жизнь лишь пару раз видела.
[indent] Попытка выявить возможную слабость собеседника успехом не увенчалась, зато он умело нажал на ее болевую точку, заставив во второй раз заподозрить наличие у себя телепатических способностей. Как удается ему так точно считывать мысли, когда, казалось бы, ни словом, ни случайным жестом их не выдаешь?
[indent] Предательство отца и предательство дяди лежали на разных чашах шаткого баланса весов. По сути, оба принесли ей серьезные лишения. Чарльз — фактическое. Но Ричард Стокер тоже отнял у нее верного друга, намного раньше, когда прятал его письма, продолжавшие регулярно приходить, хотя ответа ни на одно из них так и не последовало. Если бы не это, скорее всего, Чарли уже давно составил бы компанию Уипу и тетушке Джин в саду, поплатившись за содеянное. Индия злилась на него, но понимала, понимала и чувствовала его боль. На отца она тоже злилась. А больше всего — на себя, потому что любила папу и не могла смириться с его потерей, не могла ее так легко простить, и в то же время успела привязаться к дяде, не хотела терять его снова, на этот раз — навсегда.
[indent] — Знаете, о покойных плохо не говорят. — Она выговаривает каждое слово по отдельности, пытаясь сохранять спокойствие и не показывать, как сильно сказанное Уиллом задело за живое. Хотя он знает, что задело, каждая фраза как пуля, выпущенная из охотничьего ружья, метко бьет прямо в цель. — Но я бы не сказала слова дурного о папе, и будь он жив. Чужая душа — потемки. Мы можем строить бесконечное множество предположений и при этом ни на шаг не приблизиться к верному ответу. Мне жаль, что он, вероятно, не сумел разглядеть то хорошее в дяде Чарли, что открылось мне. Сожаление — вот всё, что я чувствую.

0

18

Уилл пожинает плоды собственных слов с такой же неизбежностью, с какой произнёс каждое из них. Ему жаль юную мисс Стокер, как жалко тех бродячих и бездомных собак, которых он подбирает время от времени. Всем им нужен дом, все они хотят заботы и внимания. Проблема с Индией заключается ещё и в том, что он никогда не сможет дать ей того, что она хочет - только отнять. Потому что он знает, что дело не в воспитании и влиянии извне - этим её как раз всю сознательную жизнь пытались оградить от того, чем она всегда являлась по своей сути.

- Вы выбрали живого друга вместо мёртвого отца. Это -

гораздо полезнее для тебя

- говорит о чём-то. Что, возможно, Вы правы. Можете поделиться своими открытиями? Про дядю Чарли. Представьте, что я Ваш отец. Переубедите меня.

Грэм действует грубо. Очень грубо. Сразу на нескольких уровнях, но сейчас он не будет об этом думать. Он позабыл о кофе, о головной боли и пропахшем чужим потом номере отеля. Он в логове стаи, которую сам же и потревожил. И продолжает идти вперёд, уверенный в своей безнаказанности и беззащитности.

Маятник снова приходит в действие, и вот Грэм уже не Грэм. Он закрывает глаза, а когда снова поднимает взгляд на девушку, то смотрит с такой теплотой, какая свойственна только родителю. Он улыбается - искренне и всепрощающе.

- Я люблю тебя, Индия, я хочу для тебя лучшей жизни. Дам всё, чего ты хочешь. Научу всему, что знаю сам. Со мной ты всегда будешь в безопасности. Только скажи, зачем тебе дружить с дядей Чарли? Я не хотел, чтобы он тебя напугал. Скажи, я ошибся? Я зря так поступил, да?

+1

19

[indent] А вот и контрольный в голову.
[indent] Истошный, неправдоподобно драматичный вопль Эвелин, разрывающий в клочья тишину в доме. Горестные причитания прислуги. Миссис Макгэррик утирает слезы сложенным вчетвером платочком.
[indent] Индия только сейчас понимает, что не плакала, узнав о смерти отца, ни слезинки не проронила на его похоронах и после них скорбела тоже бесстрастно, держа переживания в себе, изредка лишь отвешивая колкие замечания слишком уж быстро реабилитировавшейся матери.
[indent] Эвелин вспоминает, как муж готовил ей ужин в самом начале их брака, и удаляется, прежде чем скупая слеза скатывается по идеальной скуле и все это замечают. Эвелин возмущенно охает и выставляет вперед руку, отгораживаясь от оскорбительного замечания и самой тети Джин, завершая разговор.
[indent] Несмотря на разногласия и взаимное непонимание на грани взаимной ненависти, кое-чему и мать ее всё же научила. Интересный парадокс с этими слезами: когда нужно, чтобы их увидели, и одной крошечной выдавить из себя не можешь; когда пытаешься скрыть свою боль — целый водопад готов спонтанно сорваться с ресниц вниз по щекам. Индия не хочет, чтобы Уилл видел, как она плачет, но соленое море чуть не выходит из берегов, когда ее взор встречается с его переменившимся взглядом. Две глянцевые страницы со световой скоростью меняются местами, но на них не морские волны и раковины — лицо Уилла Грэма превращается в лицо Ричарда Стокера, затем наоборот, и по новой, сливаясь в одну расплывчатую картинку: перед глазами на миг темнеет.
[indent] — Я... извините, я сейчас вернусь, — сбивчиво произносит девушка и, по примеру матери, поспешно покидает кухню, дабы не потерять достоинства.
[indent] Деревянный стул скользит по паркету с противным грохотом. Каблуки стучат не менее противно. Каждый звук раздражает, становится слишком душно, резко перестает хватать воздуха.
[indent] На ватных ногах Стокер добредает до единственной в доме спальни, следом за которой располагается ванная комната, и на мгновение останавливается, прислоняется лбом к холодному дверному косяку.
[indent] Призрак отца смотрит на нее глазами Уилла Грэма. Внимательно изучает. Ждет ответа. Чаши весов с предательствами попеременно нарушают хрупкий баланс — куда ей поместить свое? И предательство ли это — выбрать живого друга вместо мертвого отца? Должна ли была она принять другое, более правильное решение? А правильное ли оно?
[indent] Индия сворачивает налево, изменив изначальный маршрут, направляется к шкафу с одеждой. Под ложным дном большого чемодана прячутся отцовские ружье и пистолет: дядя Чарли и правда не оставил ее беззащитной, не тронул привычное ей оружие.
[indent] Отец поворачивает голову в ее сторону и отрицательно качает головой: не надо, не сейчас, еще не время.
[indent] Девушка любовно поглаживает холодный металлический корпус ружья, но с собой берет пистолет, заткнув за ремень за спиной, спрятав под свободного покроя кофтой.
[indent] Она заходит в ванную и быстро умывается холодной водой. Возвращается на кухню же неторопливо, восстанавливая с каждым размеренным шагом пошатнувшееся самообладание.
[indent] В день ее рождения папа уехал ранним утром. Они и словом перемолвиться не успели. А шанса обсудить с ним отнятые письма и годы дружбы, которой Ричард лишил не только брата, но и дочь, ложь и ее причины, и вовсе не было. Но что, если он всё же случился, сейчас, такой своеобразный шанс на последний разговор с отцом?
[indent] — Он всего лишь хотел быть со своей семьей, — опускаясь обратно на краешек стула, Индия смотрит на Уилла, но речь ее обращена к обоим — к нему и к призрачному образу Ричарда. — И получать взамен хоть толику той любви, что всегда переполняла его самого. Не чувствовать себя брошенным из-за того, что не такой, как другие. Неужели он хотел слишком многого?

+1

20

Уилл-Ричард провожает стремительно уходящую девушку взглядом, но не спешит возвращаться к привычному состоянию. Она вернётся, обязательно вернётся. Индия могла отказаться от игры, которая со стороны похожа на издевательство. Но они оба знают, что это не правда и что она не сможет. Уилл не собирается мучить девушку призраками, только не ради собственной выгоды.

Тогда что ты сейчас делаешь? Зачем пришёл? Было ли это отголоском Чарльза Стокера, этого безумного человека, чья любовь, равно как и ненависть, безгранична в своей всеобъятности.

Мог ли он бросить свою возлюбленную племянницу? Не подстраховав, оставить одну в опасности? Невозможно. Но он продолжает подталкивать её к краю, вынуждая переступить черту. Даже если она обо всем догадывается. Особенно если догадывается.

Через несколько минут Индия возвращается, и он продолжает смотреть на неё, как если бы она была его родной дочерью. Единственной. Запутавшейся. Опасной.

— Я боялся того, кем ты могла стать из-за него. И ненавидел то, что он принёс в нашу семью. А ты хочешь этого? Хочешь быть с дядей Чарли, милая? Я не буду сердиться, обещаю.

Уилл-Ричард действительно доверяет своей дочери, он протягивает ей руку в знак поддержки.

Уилл Грэм знает, что она вооружена. Он помнит одинокую слезу на её щеке. Он готов выбить оружие из её руки в тот же момент, как она его вытащит.

Сознание разрывает от мыслей, двигающихся в двух равноценных по значимости потоках. Уилл уже не уверен, кто хочет поймать Индию, а кто — спасти. Вполне возможно, что это один человек или никто из них.

Отредактировано Will Graham (2018-12-07 15:38:00)

+1

21

[indent] Игра с миддлбендским шерифом была простой, уровня новичка, коротким дополнительным квестом на пути к чему-то более серьезному. Например, к такому сюжетному ответвлению как встреча с мистером Грэмом?
[indent] Индия не геймер, как многие ее ровесники, но она слышит и видит многое, даже если не хочет, оттого ей знакомы определенные игровые понятия, проскальзывающие в разговорах одноклассников. Например, «босс». В примитивном человеческом понимании таковым является бегающий на мониторе монстр-мутант, до зубов вооруженный полным набором сверхспособностей. Индия не геймер, а, скорее, азартный игрок, со своей опасной зависимостью, которой сложно противиться; действие ее игр разворачивается в реальном, а не виртуальном мире, и в них нет чудовищ, только люди. Обычные «враги» вроде Уипа, «среднячок» — как шериф и противники высшего порядка… «главный босс» Уилл Грэм. Индия не геймер и ее игровой процесс не управляется консолью, но прервать его тоже стоит большого труда. И пока она не готова прекращать игру, ей интересно, как далеко она сможет зайти и сможет ли избежать серьезного урона, что приведет к неизбежному поражению.
[indent] Отец подает ей руку, когда они переходят через овраг с крутым спуском. Поддерживает, когда вброд пересекают лесную речушку по скользким камням. Он протягивает ей руку и сейчас…
[indent] Стокер не уверена, что это — символ отеческой поддержки или обманный маневр. Мужчина напротив, то ли Уилл, то ли Ричард, не может не знать, что она вернулась к нему уже не безоружная. Знает ли он, что левой рукой Индия стреляет так же метко, как правой? Которую невольно протягивает в ответ — не может не протянуть, — пусть даже подозревает в адресованном ей вроде бы доверительном жесте уловку с целью обезвредить.
[indent] — У него нет никого, кроме меня. Я должна быть с ним, мы же семья, — твердо заявляет девушка. Эти слова звучат как заученный параграф из учебника. Она не признáется в том, чего хочет, только в том, что — она правда в это верит — считает своим долгом. Но какое на этот счет мнение у Ричарда в облике Уилла… или Уилла в облике Ричарда? — Или должна отречься, как это сделал ты? Скажи, как, по-твоему, я должна поступить… папочка.

+1

22

Ричард видит в словах дочери свой самый большой страх. Того, что он так старался избежать, не миновать, не отменить. Оно предопределено также, как его скорбь. Он прикрывает глаза, не в силах больше смотреть.

Уилл Грэм никогда бы так не поступил. Он бдителен и не может позволить эмоциям властвовать над ним. Особенно чужим. Тем более чужим.

Игра окончена.

Хотите попытаться снова?

Уилл открывает глаза и смотрит на девушку в упор. Не отнимает руку, но в прикосновении ни тени отеческой нежности. Это скорее что-то фатальное.

- Мисс Стокер, Ваше сострадание говорит о соучастии. Вы признаетесь в соучастии? Не стану утруждать Вас предложением о сотрудничестве, ведь мы оба знаем, что это бессмысленно.

Это решающий момент. Точка невозврата. Они больше не могут притворяться приятными знакомыми или старыми приятелями. Родственными душами. Уилл по собственному опыту знает, как нелегко даётся некоторым убийцам этот момент. Акт предательства с его стороны, всеобъемлющего и непостижимого. Ведь как же так, он же понимает, он должен понимать. Помочь и поддержать.

Агента Грэма это всегда отвращало от того, что он делает для ФБР. Что делает для этих людей. Он понимает, но не сопереживает. Атрофирована эмоциональная составляющая или её никогда не было вовсе. Он проецирует чужое, а не достаёт из глубин что-то своё, что-то личное.

- Вы пойдёте со своим дядей до самого конца и там будете разлучены навсегда. Готовы ли Вы к этому? Или постараетесь сделать всё возможное, чтобы Вас допускали до посещений к Вашему дяде? Выбор за Вами, Индия.

Отредактировано Will Graham (2018-12-07 16:11:52)

+1

23

[indent] Отцовский образ окончательно рассеивается, и Индия прерывает своеобразное рукопожатие первой. Несколько секунд медлит, словно ожидая, что Ричард появится еще хоть ненадолго, затем всё же осторожно отводит руку, возвращаясь к изначальной позиции сидящей за партой примерной школьницы, возвращаясь к реальности.
[indent] Она не чувствует разочарования, только... скорбь по несостоявшемуся другу? ...сожаление. Немного — оттого, что кто-то, тоже видящий столь многое и даже на гораздо более глубинных уровнях, чем она, оказался способен понять, но не принять: какая ирония, с отцом всё было с точностью до наоборот. И намного больше — из-за того, что этот раунд игры слишком быстро подошел к концу.
[indent] Большие круглые часы над классной доской неумолимо отсчитывают время до неизбежного конца, и в тишине слышны лишь шелест бумаги да скрип карандашей — идет финальный экзамен.
[indent] Она не оставила следов, ее не могли видеть свидетели, напрямую Стокер ни в чем не признавалась и признаваться не собирается. Уилл знает, кто она, но сможет ли как-то доказать, что тихоня-отличница вовсе не такая, какой обманчиво может показаться несведущим? Повод для какого-то конкретного обвинения был бы, если бы она попыталась убить его и попытка эта с треском провалилась. Что вполне возможно и очень даже вероятно: противник ей достался весьма незаурядный и непредсказуемый. К чему кривить душой, соблазн напасть, конечно, есть. Особенно после бесцеремонного вторжения в ее мысли и не особо честного приема с использованием священного образа отца как маски. Индия ждет, затаившись в высокой траве, не шелохнувшись. Она может ждать очень долго, игнорируя голос природных инстинктов, прислушиваясь только к спокойному звучанию разума. Она убьет Уилла Грэма, не моргнув и глазом, если это действительно потребуется, если иного выбора не останется. Но не сегодня.
[indent] — Вы удивительный человек и очень интересный собеседник, мистер Грэм, — с вежливой улыбкой заявляет девушка, по-прежнему оставаясь недвижимой, словно мраморное изваяние. Стрелки круглых часов в ускоренном ритме движутся в обратном направлении, шелестят страницы увесистого тома, маленькие черные буквы выстраиваются в ровные столбцы текста.Но я должна напомнить вам о четвертой поправке к Конституции. Если вам нечего предъявить мне, кроме предположений, увы, придется на этом закончить наш безусловно увлекательный разговор. Впрочем, адрес мой вы знаете и всегда можете вернуться с ордером на обыск или задержание, если для этого найдутся веские основания.

+1


Вы здесь » flycross » Oh Glory » how to get away with murder [hannibal, stoker]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC