03.12 - 09.12 : Только на этой неделе! Воровство и азарт, бери всё и не отдавай ничего! Бандиты с большой дороги и все, кто на них похож, получают волшебный пропуск и могут воспользоваться упрощённым шаблоном заполнения анкеты при регистрации!

01.12 : мы сменили дизайн! (если вдруг кто не заметил)
гостевая правила роли нужные акция недели точки старта faq хочу к вам
// кроссовер, рейтинг 18+
• • цитаты недели

— Я видела только Диониса. Дядю Дэвида, как его представила мне Диана... - удержаться от улыбки здесь очень трудно, потому что бог виноделия и веселья представлялся ей всегда довольно глупым и...кхм, мало одетым. Когда она узнала, что брат ее приемной матери является богом Дионисом, то у нее начались проблемы при совмещении этих двух образов в единое целое. Остается лишь только гадать, какими же на самом деле окажутся остальные боги. Cassie Sandsmark

Джим едва не пролил виски. Сомнительные методы изучения такого тонкого инструмента, как человеческая психика, совершенно не интересовали, ровно как и не волновало человечество в целом. А вот поразительное умение психиатра гуглить секретную информацию, до которой даже британская разведка шла добрых пару лет, вызвало кратковременную потерю координации. Не то, чтобы Мориарти недооценивал Майкрофта и Ко, скорее доктор Лектер производил впечатление человека, способного вырубиться при слове «твиттер». James Moriarty

Младшие курсы тоже повыскакивали из-за столов очень быстро – мысленно они были уже на каникулах, дома с семьями, и никаких комендантских часов, никакого страха перед очередным выпуском газеты. У кого-то квиддич, у кого-то футбол, и все это без всякой зубрежки. Семикурсники мешкали и тянули время, и в какой-то момент профессорам пришлось мягко намекнуть им выметаться, иначе они опоздают на поезд. В холле гриффиндорцы затянули гимн Хогвартса – так, как учил профессор Дамблдор: одни и те же слова на разные, кто во что горазд, мотивы, от «Боже храни королеву» до хитов «Вещих сестричек». И только когда Скамандер услышал этот душераздирающий хор, до него, наконец, дошло. Rolf Scamander

Проблема всплыла там, где не ждали. Если конкретнее, то Кларк просто не умел ссориться с женщинами. Он был слишком хорошо воспитан (что бы там себе Диана не думала насчет современного воспитания) и слишком джентльмен, чтобы на ровном месте сообразить повод для шумной ссоры. Оставалось надеяться, что из Дианы актриса будет получше. Кларк, конечно, временами с Лоис устраивал те еще разборы полетов и выяснения отношений, но там он хотя бы причины понимал (не всегда, но все-таки). И был искренним. Сейчас же он молча тащился следом за Дианой к столику на террасе какого-то кафе и пытался то ли вспомнить, чье именно имя Диана назвала администратору и где он его слышал, то ли все-таки соображал повод для ссоры. Clark Kent

Пеппер старалась не выдавать, как она устала. Хотя бы потому, что это не поможет делам, которые ждут только ее решения, иначе все обвалиться прямо перед глазами женщины. Даже сложно было сказать, что именно больше потерпит крах: компания или самолюбие (читай: уверенность) Тони. Только поэтому она сидела здесь, беспокоя Марию по своим личным вопросам. Все же, у самой Пеппер было понимание, что у агента "Стратегического Внутреннего Подразделения Интервенции, Обеспечения правопорядка и Логистики" могут быть дела и поважнее. Хотя стоило признать, что у организации и так поперек горло стояли старки и их проблемы. Virginia Potts

Эта бешеная чехарда продолжается уже достаточное время, чтобы судить их обоих, как пожилую пару, что всё ещё не разобралась в своих общих проблемах и продолжает до сих пор танцевать на граблях.

flycross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » flycross » King of the Clouds » Девочка, которая упала на Землю [vikings, dw]


Девочка, которая упала на Землю [vikings, dw]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Девочка, которая упала на Землю
А я действительно похож на галлюцинацию. Обратите внимание на мой профиль в лунном свете. (с)

http://s7.uploads.ru/rxSJN.gif

http://s9.uploads.ru/kQxMa.gif

http://s5.uploads.ru/ZprgB.gif


участники
Ivar The Boneless, Ashildr.

декорации
война за Каттегат.


Ясное, безоблачное небо не предвещало дождя, града, метеоритов и, конечно же, падения сверху людей. Или коротко о том, что будет, если упасть на головы викингам.

Отредактировано Ashildr (2018-12-05 00:38:16)

+1

2

Сражение было в самом разгаре. Крики воинов смешались в единый гул, в котором можно было еле отличить хоть какие-то слова. Треск деревянных щитов и ломающихся костей, металлический звон мечей и топоров, а также резкий запах крови – всё это смешалось в нечто единое целое. Трава, которая еще с восходом солнца была зелёной, приобрела алые оттенки и лишь небо над головами викингов было чистым. Наверняка это боги следили за происходящим, завершая последние приготовления для приёма умерших в Вальхаллу.

Лютая битва за Каттегат продолжалась уже несколько дней. Силы были отнюдь не равны, потому как Хвитсерк заручился поддержкой Ролло. Ивар предполагал, что если война будет закончена в его пользу, дядя наверняка озвучит высокую цену за такую помощь. Хотя, какое дело до того, что будет потом? Заполучив корону и став конунгом он добьётся того, чего так отчаянно желал. И затем весь мир склонит пред ним головы.

Бескостный был в самой гуще событий, умело управляя одной лишь рукой колесницей. В его второй руке был топор, который то и дело вонзался в плоть и окроплялся кровью. Тех, кого он лишь ранил добивала копытами лошадь, затаптывая воинов в землю. Очень скоро крепкие ноги скакуна стали вязнуть в этой мешанины из травы, земли, крови и трупов, посему, язычнику пришлось покинуть удобное место для нападения. Очередная атака противника была отражена чётким ударом топора в голову, и теперь капли крови оказались не только на руке Ивара, но и на лице. Удовлетворенно хмыкнув, Рагнарссон с силой дёрнул за крепкую деревянную ручку, возвращая своё оружие.  Сузив глаза, он заметил светлые косы и локоны той, ради которой он жил всё это время. Ради той, кого так желал убить, отомстив за смерть матери. О, Лагерта, почему же ты так труслива? Смешок, затем ещё один и юноша облизывает губы в предвкушении; месть всегда сладка. Стараясь не терять из виду убийцу, Ивар медленно шёл, опираясь на железный костыль. В его голове уже сложились кровавые картины того, что он сделает с этой женщиной, как исполнит свой долг. Он ярко представил, как окрасятся волосы воительницы в багровые тона, а из тела медленно будет уходить жизнь. Когда она сделает последний вдох, в руке не окажется меча или иного орудия; так Ивар закроет Лагерте путь к асам и асиньям. И как рядом, воя от безысходности, будет сходить с ума Бьёрн Железнобокий. «Ну что же ты, братец, смотри, ведь когда-то по вине твоей матери я лишился самого близкого человека в своей жизни», - от последних мыслей губы младшего сына Аслауг расплылись в усмешке. Его размышления не могли прервать бьющиеся викинги, даже если кто-то и пытался напасть на Ивара, тот очень быстро познавал клинок воина. Изредка он пользовался своей опорой, ломая кости точными ударами оппонентам.

Когда до цели оставалось каких-то несколько шагов, а сердце начало отплясывать, по истине, какой-то бешеный танец, путь неожиданно преградили. Да так, что будущий конунг чуть было не упал, что вызвало у него ярость. Но когда он увидел, кто лежит у него в ногах, то его глаза округлились, а рот открылся в изумлении.
- Клянусь Одином, как ты здесь оказалась? – воскликнул викинг, рассматривая незнакомку в странном одеянии. Вряд ли она сражалась, слишком чистые тряпки были на ней, лик не испачкан кровью, да и волосы не так запутались от ветра. Не могла же она из-под земли явиться… Или могла?

+1

3

Записи на пожелтевших от времени страницах дневника читались как увлекательная история. Если бы не до боли знакомый почерк, ее собственный почерк, то она с легкостью поверила бы, что их сделал кто-то другой. Я не помнила, когда решила зафиксировать свое прошлое на бумаге: дат или любых других отметок, что помогли бы восстановить последовательность происходивших в ее жизни событий, в первом дневнике нигде не стояло. Видимо, уже тогда она начала путаться в том, что и когда с ней случилось. Одно оставалось несомненным – девочка из деревни викингов была ее первоначальной, оригинальной личностью, версией номер один.
Ашильда, – бережно перевернув ветхую страницу, громко произнесла Я, нахмурилась, прислушиваясь к своим ощущениям: не всколыхнется ли в голове буря воспоминаний – ничего, лишь глухая пустота. – А-шшш-ильда!
И снова ничего. Имя было чужим и бесполезным. Клара, иногда забывшись, все еще называла ее так, но Я каждый раз протестовала, считая, что безликое местоимение подходит ей намного больше.
Никого не осталось. Только я. Я!
Эйнарр! – громко выкрикнула девушка, но и имя давно погибшего, почти позабытого отца для нее уже ничего не значило. От него остался лишь смутный, туманный образ высокого бородатого мужчины.
Я прислонилась к холодной стене ТАРДИС и устало потерла лоб. Бесполезно. Человеческая память не могла вместить всех тех лет, что ей довелось прожить.
- Я потеряла больше, чем могу помнить, - тихо прошептала она, даже не подозревая, что раньше уже говорила эту фразу: не помнишь родителей – и как же тогда запомнить такую мелочь, как произнесенные тобой слова?
- Иногда я хочу вернуться в то время. Я почти уверена, что была там счастлива. Иначе зачем мне было умирать ради них всех? Тогда я могла погибнуть по-настоящему. Ты же это знаешь? – убирая книгу в один из массивных ящиков, что теперь хранились под надежной защитой ТАРДИС, спросила Я. Девушка обращалась к космическому кораблю, как к живому существу, хоть и не ждала никакого ответа – идеальный слушатель, молчаливый и не задающих лишних вопросов.
- Викинги - когда-то это все было важно, - девушка со стуком захлопнула массивную крышку сундука, заблокировала электронный замок и покинула комнату, выйдя в центр управления. Она на мгновение остановилась у навигационной панели, раздумывая о прошлом.
- Ашильде там нравилось, - пожав плечами, Я констатировала самый что ни на есть очевидный факт и направилась к выходу, когда космический корабль неожиданно тряхнуло, а двигатель сам по себе, без какой-либо команды включился.
С трудом устояв на ногах, девушка бросилась к доске управления, пытаясь понять, что же произошло: их нашли Повелители Времени, кто-то смог пробить силовые щиты, возникла непредсказуемая неисправность в системе.
Вцепившись в поручень, Я нажимала кнопки, стремясь вернуть управление над ТАРДИС, но дата на информационном табло продолжала уменьшаться, пока окончательно не сползла в девятый век, замерев на каком-то абсолютно ничего не значившим для Я году.
- Это все ты? – поняв, что перемещение во времени завершено, а полет внезапно сделался более плавным, спросила девушка, на этот раз ожидая какой-то разумной реакции от корабля. Однако ТАРДИС предпочла притвориться глухой.
Я легонько пожала плечами, всем своим видом говоря: «Как хочешь!» Она подошла к входной двери и распахнула ее, посмотрев вниз, где едва виднелись зеленые поля. В этот момент корабль резко завалился на бок и Я полетела вниз, выпав из ТАРДИС, гравитационные щиты которой почему-то были выключены.
«Бойся своих желаний!» - равнодушно успела подумать Я до того, как врезаться в землю и в который раз умереть.

Она очнулась резко. Технологии майров, несмотря на прошедшие тысячелетия, все также безотказно работали, раз за разом восстанавливая тело, в которое были вживлены. Боли не было, как и каких-либо других неприятных ощущений. Воскрешение походило на пробуждение после мимолетного сна, странного сна. Сна на… поле сражения?
Вместе с возвратившимся сознанием пришли шум битвы и чей-то изумленный вопрос.
Я открыла глаза и рывком поднялась на ноги, быстро оглядевшись по сторонам, скользнув изучающим взглядом по изумленно замершему рядом хромому юноше, сжимавшему в руке красный от запятнавший его крови топор.
«ТАРДИС. Девятый век. Викинги. Бой», - быстро напомнила себе Я, пытаясь придумать, как выбраться из передряги, в которую она нечаянно угодила. Оружия у нее при себе не было, а умирать опять как-то не хотелось. Конечно, можно было напасть на викинга первой и попытаться отнять у него топор, но посреди поля сражения это было равносильно смерти: товарищи юноши наверняка пришли бы ему на помощь.
- О! Сражение еще не закончилось? Немного ошиблась со временем! – моментально откликнулась Я, приняв единственно правильное, на ее взгляд, решение: вести себя так, словно она имела полное право находиться на месте сражения двух армий, отрядов (кем вообще были все эти воины?). Вероятно, окажись она где-нибудь в Европе среди более цивилизованных, по меркам людей двадцать первого века, народов, девушка рассказала бы душещипательную истории о похищении, разбойниках и чудесном побеге. Возможно, это могло бы смутить какого-нибудь грека или франка, но с викингом такой трюк точно бы провалился.
- Вернусь позже! Забудь, что меня видел! – с небывалым нахальством произнесла Я, развернувшись, чтобы уйти. Конечно, поворачиваться спиной к воину, который, судя по его залитой кровью одежде, успел зарубить как минимум одного человека, было опасно, но девушка наделась на фактор неожиданности. Да и что плохого было в том, если бы он опять ее убил? Ну, полежала бы среди трупов, притворяясь мертвой, дождалась бы ночи, а там отправилась бы на поиски ТАРДИС, с которой она каким-то чудесным образом - видимо, по прихоти самой машины - умудрилась не потерять телепатическую связь.
Я здраво оценивала свои возможности и была уверена, что без помощи корабля не смогла бы понять ни единого слова, произнесенного молодым воином. Он с таким же успехом мог бы сказать: «Клянусь Одином! Я отрублю тебе голову!» Ну, или: «Один! Мою топор весь в крови, а врагов еще много!»
Наивно было бы полагать, что имени отца она не помнила, а когда-то родной язык не забыла. Оставалось только надеяться, что ТАРДИС транслировала ее ответ на нужном языке. А если - нет, то это было бы свинством в высшей степени.

Отредактировано Ashildr (2018-12-08 01:41:26)

+1

4

Было тяжело разобрать слова, что молвила ему дева перед тем, как пойти на отчаянный шаг и попытаться скрыться. Скрыться от него, Ивара Бескостного! Да как она вообще посмела появиться из неоткуда и, не ответив на вопрос, сказать нечто непонятное и уйти? Гнев вновь захватил молодого викинга, и его рука сильнее сжала топор, а рука потянулась за очередным кинжалом. Последний до этого он оставил в шее противника, который наверняка уже ступал своими пыльными сапогами по позолоченным ступеням на вершину Асгарда.
- Не смей уходить! – крикнул он ей в след, однако догонять не было смысла, Бескостный не мог позволить себе такую роскошь, как бег. А отвлекать своих дружинников от битвы было делом отнюдь не бравым. Сейчас преимущество было на стороне армии Ивара и Харальда, но не стоит недооценивать поле брани и хитрость своих противников.  – Клянусь всеми богами я найду тебя!
Выплюнул он напоследок, когда неизвестная сумела куда-то запропаститься. Казалось, что неясно откуда взявшуюся девчонку не видел никто, кроме Рагнарссона. Никто не повел даже бровью, словно ничего не произошло. Что же это было? Призрак? Богиня? Валькирия? Но почему она так странно себя повела? Почему выглядела так молодо и взгляд был полон растерянности?
Эти мысли ещё долго не покидали голову сына вельвы, да так, что он чуть было не пропустил несколько ударов со стороны викинга из дружины Лагерты. Остриё кинжала резко и быстро вошло в плоть воина, минуя витиеватые сплетения звений кольчуги. Четкий удар в сердце забрал жизнь престарелого викинга. Его одежды тут же окрасились в иные цвета, а глаза закатились. С шумом пав на землю он уснул вечным сном, а Ивар, небрежно обойдя убитого, с диким криком набросился на следующего предателя. Того, кто не решил принять его сторону в этом конфликте.
Когда же на поле стали спускаться сумерки, сражение завершилось. Вновь ничья, но Ивар не торопился вводить войско Ролло в битву. Сначала нужно отнять самых приближённых и сильных викингов, что остались с убийцей Аслауг. Только заставив страдать и сдаться Лагерту Бескостный станет по истине счастлив. И что-то подсказывало ему, что счастливый исход близок. Боги улыбались ему и дарили преимущество.
Оказавшись в своём шатре, молодой воевода небрежно кинул окровавленные оружия и шлем в сторону служанок. Одна из них взвизгнула, пугливо спрятав голову руками.
- Почистите всё это, а ты, - он указал на ту, что испугалась, - поможешь мне снять кольчугу.
Дрожащие и бледные пальцы потянулись к многочисленным ремням, что крепко стягивали ноги Рагнарссона, а то лишь гоготнул:
- Я же сказал кольчугу, а не штаны, глупая.
Когда будущий конунг был более свеж и одет в новые одеяния, он подозвал к себе Харальда и  Хвитсерка, дабы обсудить случившееся сегодня. Нужно было понять, что именно за дева ступила на поле их битвы, какие цели преследовала и, если она не была богиней, стоило её найти. Если это шпион, зазевавшийся во время драки, стоило её поймать и допросить. 
- Я никого не видел, был увлечён мыслями о грядущей победе, - признался Прекрасноволосый, задумчивая потирая переносицу. – Но я видел, что ты направлялся к Лагерте и постарался прикрыть твой тыл.
- Я тоже не заметил чужака, - пожал плечами брат и хотел что-то было добавить, но Ивар прервал его.
- В таком случае, надо попытаться найти эту девчонку. Но если это знамение о нашей победе, пора бы положить конец войне и войти в Каттегат, как и подобает конунгам.
- Твои бы слова, да богам в уши, - хохотнул Харальд. – Но отправлю несколько своих дружинников на поиски неизвестной.
- Вряд ли она успела уйти далеко, - продолжил Бескостный, задумчиво вертя в руках небольшой нож, - коня при ней не было. Если найдете кого-то – приведите деву ко мне. Мне было бы интересно задать ей несколько вопросов пред тем как мой топор срубит её голову.
Поиски не увенчались успехом, и раздосадованный ярл встречал ночь сидя у своего шатра, попивая эль в одиночестве. Что же всё-таки это было? Каково предзнаменование? Или это всего лишь ненужное видение?

+1

5

Я так и не поняла, что вызвало у викинга такую бурную реакцию: ее нахальные речи, ее бесцеремонное поведение или то, что ТАРДИС не соизволила сразу транслировать произносимые ей слова на скандинавском языке. Вполне возможно, что все сразу: космические корабли повелителей времени порой отличались своенравностью и нежеланием делать то, что от них ожидали их хозяева. Хотя кто кому являлся хозяином оставалось открытым вопросом: в конце концов, ТАРДИС умела перемещаться во времени и пространстве, а вот Я – нет.
Не обращая ни малейшего внимания на угрозы юноши, Я двинулась, практически побежала прочь, радуясь тому, что ей в спину не прилетел топор, нож или копье. Проворно огибая сражавшихся викингов, стараясь не попадаться никому на глаза, девушка очень быстро достигла края поля битвы. За все время, что ей потребовалось, чтобы убраться с места побоища, она остановилась лишь однажды – выдернуть нож, торчавший из тела мертвого воина. Несмотря на явные проблемы с памятью, Я прекрасно осознавала, что такое остаться безоружной в девятом веке среди викингов, которые ее не знали и были настроены не очень-то дружелюбно. Спасибо, что не убили.
Отходя все дальше от сражавшихся, девушка наконец-то достигла кромки леса, в котором и поспешила скрыться. Находиться на открытом пространстве было тревожно: ей все время казалось, что кто-то невидимый целится ей в спину. Заросли же успокаивали.
Я облегченно вздохнула и поспешно стянула с себя ботинки, оставшись в одних носках. Подошва ее обуви оставляла слишком странный для этой эпохи след, а девушке очень не хотелось, чтобы кто-то решил пусть даже и только ради любопытства выследить ее. Ей нужно было срочно найти ТАРДИС и убедить упрямую машину в том, что им пора домой, что шутка слишком затянулась.
Но прежде, чем преступить к поискам, следовало стать более незаметной. Я углубилась в лес, прислушиваясь, принюхиваясь, словно дикий зверь, выслеживавший добычу.
Где-то невдалеке шумел ручей, и Я двинулась на звук бегущей воды. Некоторое время она не решалась приближаться к открытому берегу, сидела в кустах и выжидала, и, лишь убедившись, что ей ничего не угрожало, спустилась вниз.
Упав на колени и зачерпнув ладонями студеную воду, она принялась яростно тереть лицо, смывая косметику. Тушь долго не поддавалась, растекалась, оставляя под глазами черные разводы, так что Я пришлось использовать песок. Она терла кожу с такой яростью, что та начала саднить и кровоточить. К счастью, раны тут же затягивались. Технологии майров, навечно вживленные в ее тело, не подводили и в этом.
Шумно выдохнув, Я достала из кармана куртки зеркало и открыла его, внимательно взглянув на зеркальную поверхность, откуда на также изучающе смотрела хмурая четырнадцатилетняя девочка. Впрочем, возможно, и шестнадцатилетняя. Я не помнила, в каком возрасте умерла впервые и была оживлена Доктором. Иногда она была почти уверена, что это случилось за несколько месяцев до ее пятнадцатого дня рождения, а иногда передвигала цифру почти до семнадцати лет. Хотя какое это имело значение теперь?
Я спрятала зеркало и достала из кармана навигатор: сменить одежду пока не представлялось возможным, а потому девушка решила приступить к поискам сбежавшей ТАРДИС. Нажав правильную последовательность кнопок, Я попыталась найти энергетический след двигателя корабля. Пара неудач и вот она – едва заметная нить, что должна была привести ее к месту приземления взбунтовавшейся машины.
Спрятав ненужные кроссовки под ближайший валун, Я вновь скрылась в лесу, следуя карте, которую предоставил ей навигатор. Девушка старалась не думать о том, что будет, когда она наконец-то обнаружит ТАРДИС, ключ от которой так и остался лежать на приборной консоли, а попасть без него внутрь можно было, только если сама машина этого захотела бы.

Она шла довольно долго, пока не вышла к полю, на котором расположился лагерь викингов. Снова викинги, а прямо среди их лагеря, если верить приборам, спрятался космический корабль.
«Да ты издеваешься!» - про себя выругалась Я, не имея ни малейшего понятия, как теперь ей пробраться к тем, кто вряд ли был бы рад ее визиту.
«Больше никогда не буду делиться с ТАРДИС своими мыслями!» - пообещала себе девушка, прячась в зарослях, где и просидела до самых сумерек. Она уже почти отчаялась, когда удача неожиданно улыбнулась ей: из лагеря викингов вышла девочка и направилась к лесу, где начала собирать хворост.
Бесшумно подкравшись, Я оглушила девчонку, стянула с нее одежду, засунула кляп в рот, связал, использовав часть веревок, которые ее случайная жертва, видимо, принесла с собой, чтобы потом было удобнее нести обратно хворост, и затолкала несчастную в заросли, в которых до этого пряталась сама.
«Видишь, Доктор! Я никого не убила. Я даже вернусь за ней, когда найду ТАРДИС!» - пообещала то ли сама себе, то ли непонятно где находившемуся в этот момент Доктору Кто.
Я поспешно переоделась в платье, которое оказалось ей даже немного великовато, и сложила свою одежду рядом с девочкой, забрав лишь бесполезный в этой эпохе мобильный телефон, навигатор и нож.
Вымазав руки и лицо грязью, Я быстро насобирала хворост и, потупив голову, имитируя поведение своей пленницы, двинулась к лагерю. Охрана пропустила ее без лишних вопросов: то ли была слишком небрежна при выполнении своих обязанностей, то ли не обращала внимание на слуг, то ли Я слишком хорошо притворялась. Хотя за столько лет жизни, когда ей так часто приходилось прикидываться тем, кем она не являлась, было бы грешно не научиться.
Возможно, впервые за свою долгую жизнь Я была искренне рада, что родилась хилой и не была похожа на воина, а потому не вызывала подозрений.

Я сложила у одной из палаток хворост и, скрывшись в тени, где ее никто не мог увидеть, вновь вытащила навигатор. Сомнений не оставалось – ТАРДИС была где-то поблизости.
Спрятав прибор, Я осторожно, прячась в тени, двинулась к предполагаемому месту посадки, гадая, чем могла замаскироваться машина времени: деревом, шатром или просто стала невидимой, заставив викингов на интуитивном уровне обходить тот пятачок земли, где приземлилась.
«Пожалуйста, ТАРДИС!» - мысленно взмолилась Я, но никакого ответа, конечно, не последовало. Машина решила упрямиться до победного конца.
Я глубоко вздохнула и двинулась туда, где след двигателя угасал. Ей всего-то и нужно было пройти мимо сидевшего у шатра викинга. Задача казалась необычайно простой.
Потупив голову, Я тихо двинулась вперед, украдкой пару раз бросив взгляд на воина, в котором к своему неудовольствию узнала того юношу, что угрожал ей на боле брани.
«ТАРДИС!» - мысленно возопила Я, призывая к совести космического корабля.
Глубоко вздохнув, Я нагло прошла мимо молодого воина и замерла неподалеку от стены его шатра, вытянув вперед руку, она осторожно коснулась того места, где должна была стоять капсула времени.
Машина позволила прикоснуться к себе, но этим и ограничилась, не желая пускать Я внутрь.
Я провела рукой по гладкой наружной обшивке корабля, но и это не помогло. Машина упрямилась.
Я оглянулась, поняв, что стороны она должна казаться умалишенной, что машет рукой у чужого шатра.
«Надо спрятаться, а то еще скажут, что порчу навести хотела, и в ведьмы запишут!» - подумала она, внезапно вспомнив свой неприятный опыт, когда ее приписали волшебные способности, а потом и утопили на всякий случай.
[icon]http://s5.uploads.ru/Tti5h.jpg[/icon]

+1

6

Сегодня в лагере было тише обычного. Видимо воины готовились к завтрашней битве, которая, вероятно, была бы решающей. Именно завтра войска Ролло примут участие в войне, а значит, остатки армии Лагерты обречены на провал. По плану франки выбегут из засады к полудню, когда основные силы будут обезврежены, а оставшиеся в живых викинги устанут.
Скорее всего, завтра к вечеру Ивар въедет на своей колеснице к вратам Каттегата и наконец-то получит то, чего так желал. Трон, власть и уже никто и ничто не помешать завершить месть. Седовласая воительница должна поплатиться за содеянное. Никто не смеет убивать викинга в спину, особенно кюну. И после этого занимать её место, провозглашая себя королевой. Он вновь вспомнил тот момент, когда белокурая женщина с улыбкой отвергла его вызов, отказавшись выходить на тинг. А после, как прервал месть неожиданно вернувшийся из затянувшегося путешествия Бьёрн. Боги, тогда ведь даже Уббэ был готов разделить убийство неугодной самопровозгласившей кюны с братом. Но судьба и боги словно отталкивали сына вельвы от возмездия. Но теперь оно будет куда слаще предыдущих попыток. Особенно, если ещё и старший брат окажется в клетке, словно зверь. Все получат по заслугам. Кто-то корону и трон, а кто-то нож в сердце. Кто-то будет мертв сразу, а кому-то придётся ещё немного пожить и затем получить «кровавого орла». Ивар сам сделает это с предателями. Ведь теперь он сам может стоять на ногах.
Бескостный нахмурился и отпил ещё немного напитка, чувствуя, как приятное тепло распространяется по всему телу и дарит некоторое умиротворение и расслабленность. Он прикрыл глаза, понимая, что очень скоро стоит отойти ко сну. Однако, тихие шаги заставили его прислушаться и замереть. Осторожная поступь, словно кто-то не желал, чтобы его заметили. Викинг понимал, что это могут быть убийцы, что послали Бьёрн с матерью, дабы перерезать войска Харальда и Ивара пока те спят. Так они могли уровнять свои шансы. Могли бы, если бы юный воитель спал в своём шатре. Рукой он быстро нашёл свой железный костыль, крепко обхватив рукоять пальцами, да так, что костяшки побелели. Он был готов броситься в сторону, яростно ища нарушителя спокойствия. Оставив бутыль на земле, ярл поднялся, и осторожно, не торопясь, опираясь на костыль и подволакивая вторую ногу, отправился обходить своё убежище кругом. Рядом были шатры с теми мужами, что являлись личной дружиной Ивара, поэтому стоило только подать голос и неизвестный будет окружен. Однако, делиться добычей так просто совсем не хотелось.
На минуту Рагнарссон остановился, прислушиваясь: кажется шаги прекратились, незваный гость даже не пытался бежать, что ж, это на руку. Возможно, удастся расправиться с ним без особого шума. Ивар нахмурился, пытаясь разглядеть очертания во тьме; увы глаза ещё не успели привыкнуть к темени.
- Я знаю, что ты здесь, - наконец он подал голос, продолжая идти вперед, - выйди как воин и тогда я тебя пощажу. Или беги, но тогда мой топор настигнет тебя куда быстрее. Отвечай же!
Его голос практически перешёл на крик, гнев и интерес сплелись воедино и Ивар уже начал гадать, кто же набрался такой дерзости, что решил спрятаться именно за его шатром. Либо безумец, либо смельчак. Третьего не дано или же.
- Погоди… Это… ты?
Бескостный еле смог разглядеть в темноте девичью фигуру в платье. Сначала он подумал, что это одна из служанок, что обслуживали его всё это время, но подойдя ещё ближе, глаза уже полностью привыкли к тьме.
Пред ним в нелепой позе стояла та самая неизвестная дева, что оказалась у его ног буквально несколько часов назад. Ивар немного опешил, однако, быстро смог взять себя в руки и задал следующий вопрос:
- Так кто же ты? Валькирия, богиня или глупая девчонка, которая служит Лагерте? Любой из этих вариантов мне по душе, особенно, если ты приближённая этой суке, - он сплюнул на землю, себе под ноги. Было бы неплохо показать врагу, что ег ожидает на примере засланной девы. Но вдруг неожиданно, в голове воина созрел интересный план. Его гнев резко сменился на милость. Будет странно продолжать разговор стоя у шатра. – Пойдём, расскажешь мне всё внутри. И бежать не вздумай. Стрелы и топоры куда быстрее ног, какими бы сильными они не были. Разве что ты действительно не валькирия или асинья, и сможешь вспорхнуть к небесам. - Он ухмыльнулся, а затем он добавил. - Однажды я видел Одина.
Он поманил её за собой и вошёл в шатер, совершенно забыв о бутылке, в которой продолжал плескаться эль. Он взял другую и, обернулся, посматривая на гостью. Не произнося ни слова, он протянул ей эль. Хоть та и выглядела больно уж юной девой, но промочить горло подобным напитком было неплохой идеей. Быть может, это развяжет ей язык, или же, асы будут рады такому гостеприимству со стороны Бескостного. Так же он указал ей на шкуры зверей, которые были сложены на земле и служили как и стульями, так и кроватью. Шерсть была мягкой и теплой, то что нужно в эти холодные вечера.

+1

7

Только она успела подумать о том, что неплохо было бы где-нибудь спрятаться и хотя бы приблизительно продумать дальнейший план действий, как где-то рядом раздался суровый мужской голос, вызывавший ее на сражение. Я нахмурилась и огляделась по сторонам, оценивая свои шансы победить обнаружившего ее викинга, защищаясь только одним кинжалом.
Да. Этот день был, определенно, не ее.
Девушка тяжело вздохнула и повернулась, встретившись взглядом с молодым воином, с которым по какой-то необъяснимой причине ее весь день сводила судьба в облике вышедшей из-под контроля ТАРДИС. К счастью, юноша тоже ее узнал и передумал убивать то ли совсем, то ли хотя бы на какое-то время, что Я вполне устраивало: две смерти за одни сутки – это уже перебор даже для нее. Конечно, с ней такое случалось – например, во время Столетней войны, в которой она принимала самое активное участие, - но это вовсе не означало, что ей это нравилось: технологии майров лечили тело, но не уничтожали боль. А Я никогда не замечала за собой наклонностей к мазохизму.
Викинг вел себя пока относительно мирно: совершенно справедливо интересовался тем, кто она такая, угрожал, но за оружие не хватался, так что девушка решила добровольно последовать за ним. Она надеялась как-то договориться, найти какой-то компромисс. Ей не нужна была только ТАРДИС, чужие дела сейчас ее абсолютно не интересовали.
- Одина? Настоящего? – с подозрением переспросила Я, заходя за воином в шатер и беря из его рук бутылку, однако не спеша пробовать ее содержимое.
Сомнения Я были вполне оправданы. Единственным Одином, которого она видела за свою непомерно долгую жизнь, был инопланетный пришелец, принявший облик скандинавского бога, чтобы заманить мужчин из ее деревни в ловушку. Это-то девушка прекрасно помнила: впечатление было слишком ярким, чтобы угаснуть даже спустя тысячелетия.
- Послушай, я не богиня и не валькирия, - решила признаться она. – И я не знаю, о ком ты сейчас говоришь, кто это женщина, чье имя ты назвал.
Повторять имя таинственной незнакомки Я не стала, потому что у нее внезапно закралось подозрение, что воин ее совсем не понимает, а назвав имя той, которую он, кажется, искренне ненавидел, она рисковала свести мирный диалог к бурному конфликту.
- Ты же меня не понимаешь, ведь так? – разочарованно произнесла Я, осторожно поставив бутылку на пол шатра. – Совсем не понимаешь?
Она сделала шаг в сторону, отойдя от шкур зверей, быстро выхватила нож и резким, молниеносным движением перерезала себе горло. Темная кровь толчками хлынула из раны, заливая платье, разлетаясь во все стороны алыми брызгами. Я захрипела, захлебываясь, и пошатнулась, но прежде, чем успела упасть, кровотечение внезапно остановилось, а рана начала затягиваться, оставив после себя лишь розоватый след на бледной коже, который должен был пройти через какое-то время.
Я выпрямилась, пожала плечами и уселась на шкуры, как бы говоря: «Ну, ты сам видишь! Вот такие вот дела!»
Она надеялась, что этого нехитрого фокуса хватит, чтобы убедить воина больше не угрожать ей всем подряд. А еще она рассчитывала, что у него достаточно мозгов, чтобы не проверять на ней кровавого орла или еще какую-то изощренную пытку. Девушка была уверена, что такое вряд ли переживет.
Я посмотрела на свою руку, все еще сжимавшую испачканный кровью нож, нахмурилась и аккуратно вытерла лезвие подолом платья. Краем глаза она наблюдала за свои новым знакомым, готовясь то ли обороняться, то ли убегать. Пожалуй, он был первым живым существом, которому она добровольно раскрыла свой секрет. Увы, приходилось идти на риск, раз ТАРДИС решила обосноваться в лагере викингов и категорически отказывалась пускать ее обратно.
[icon]http://s5.uploads.ru/Tti5h.jpg[/icon]

Отредактировано Ashildr (2018-12-09 01:59:05)

+1

8

Речи девы были странными, практически непонятными. У Ивара сложилось впечатление, что это был какой-то диалект, сложенный из привычного саксонского и какого-то иного, странного и нового. Словно она попала сюда из неизведанной земли, на которой не ступала нога викинга, посему и речи неясные. Хотя… Некоторые слова были понятны, но когда к ним прибавлялись другие, становилось совсем дурно. Знакомых саксонских слов было крайне мало. Брови викинга нахмурились, он задумчиво потер переносицу, пред тем, как ответить на ту часть тирады, которую он понял:
- Не совсем понял, что ты сказала про Одина, но он принёс мне и братьям весь о кончине моего отца – Рагнара Лодбрака. Что за интересный язык и половины не понять. Лишь отдельные слова, да и то не все.
О чем же она говорила дальше? Она точно сообщила нечто о валькириях, богах, но что именно – оставалась для Бескостного загадкой. Возможно, она действительно была посланником асов, и дарила благословение на завтрашнюю битву. Но почему же речи её кажутся такими странными? Это точно не язык богов. Чужестранка? Возможно, но зачем она пришла сюда? Как смогла оказаться посреди поля, под его ногами? Почему одежды её были странными и не запачканы кровью? Как ей удалось так хорошо скрыться и почему ни люди Харальда, ни его не смогли отыскать девчонку? Все лазутчики вернулись в лагерь живыми, значит, она никого не убила. А способна ли она на убийства? Будет ли полезной во время битв? Или же она может давать хорошие советы в вопросах тактики?
Молодой воин внимательно смотрел на деву, стараясь получить как можно больше информации для себя. Возможно, его наблюдения дадут больше ответов, чем предполагалось ранее. Волосы растрепаны, не заплетены в косы. Кожа бледная и чистая, руки не имеют мозолей, значит не служанка. Вроде у христиан знатного рода это означало одно: не замужняя. Но одежды не были из дорогих материалов, не было излишеств, украшений и прочего, что можно было бы объявить добычей и снять с незнакомки. Значит, она не знатного рода. Внешность - странная, одежда – тоже, ничего яснее, увы не стало. Она не была похожа на тех саксов и франков, что ему удавалось видеть. Может, она из скоттов? Тоже маловероятно. Девчонка полна секретов и тайн.
Когда незнакомка поставила бутыль на пол и взяла в руки нож, язычник удивился такой безрассудной смелости. Хотя, ежели она готова наложить на себя руки, вряд ли является христианкой, только они боятся причинить себе вред самостоятельно. В голове возникло несколько сотен вопросов: как она пришла к такому решению и почему более ничего решила не говорить? Впрочем, вопросы никуда не делись позже, их стало в разы больше, когда неизвестная просто встала, и уселась на пол.
Чудом удержавшись на ногах, но крепко схватившись за рукоять опоры, Ивар смотрел на деву округлившимися от удивления глазами. Рот приоткрылся в изумлении, и он лишь смог прошептать:
- Как это возможно? Ты – не человек?
С трудом добравшись до воскресшей и захватив по пути бутылку, Ивар сел рядом с ней и сделал три смачных глотка и уставился на это божество, сидящее рядом с ним. Одно из двух, либо её охраняют и любят боги и сим поступком показали, как она важна для Ивара сейчас, либо... Она сама асинья, узнать это можно спросив её имя. Боги, спустившиеся на землю используют те, что известны всем викингам. Ивар теперь точно не ошибётся и будет знать, кто же на самом деле сидит перед ним.
- Как твоё имя?

Отредактировано Ivar The Boneless (2018-12-11 11:37:15)

+1

9

Увидев, что молодой воин чуть не упал от удивления, Я довольно усмехнулась и, поняв, что ей временно больше ничего не угрожает, медленным движением убрала нож, спрятав его в складках залитого кровью платья.
Кажется, устроенное ей небольшое представление так сильно потрясло викинга, что он полностью потерял свой былой боевой настрой, предпочтя искать объяснение случившемуся, а не мнимых врагов, якобы пробравшихся в его лагерь.
- И да, и нет, - широко улыбнувшись, ответила Я, старательно закивав, а потом тут же быстро отрицательно замотав головой. Признаться, ей еще никто не задавал подобного вопроса. Кто ты, что ты – спрашивали довольно часто, а вот про человечность…
Я не имела привычки делиться с людьми своими тайнами, а те из пришельцев, что случайно узнавали о ее небольшом секрете, предпочитали искать ему какое-то логическое объяснение типа прогрессивных технологий и неизвестных рас с их характерными особенностями. В мире, где существовали повелители времени и народ роботов-убийц, вряд ли кого-то могло удивить какое-то банальное бессмертие.
Я продолжала неприлично широко улыбаться, наблюдая за тем, как юноша неуклюже усаживался рядом с ней и жадно пил из бутылки, будто алкоголь мог ему помочь разобраться с увиденным. Ей было даже немного жаль воина: не каждый день твой мир рушится вот таким странным, сюрреалистическим образом, хотя лучше так, чем через убийство дорогих тебе людей. Я внезапно вспомнила строки из своего первого дневника, который читала сегодня днем, и ее веселье резко сошло на нет. Пожалуй, в этой истории не было ничего смешного.
«И все-таки почему ТАРДИС привела меня именно к нему?» - бесцеремонно разглядывая викинга, думала Я. Ей только сейчас почему-то пришло в голову, что ТАРДИС никогда ничего не делали просто так. ТАРДИС были умнее многих условно разумных существ и умели замечать то, что оставалось недоступным остальным. Две «случайные» встречи за одни сутки складывались в слишком явную закономерность, которую было просто невозможно не заметить. - «Что же здесь происходит? Почему? Желание развеселить меня или нечто большее?»
Я озадаченно потерла ладонью лоб, оставив на бледной коже багровый след. Теперь она выглядела так, слово на нее во время блота пролили чашу крови, ну, или она банально кого-то зарезала.
- Ашильда, - представившись именем, которое ей было дано от рождения, тихо произнесла Я. Ей казалось неправильным назваться обычным местоимением, весь смысл которого был понятен только ей одной.
«Почему?» - вновь спросила сама себя девушка, пытаясь найти хоть какие-то обрывки воспоминаний, относившихся к этому временному отрезку ее жизни. Безрезультатно: память отказывалась возвращаться, отвечая глухой зиявшей мраком пустотой.
- Рагнар Лодбрак? – уцепившись за произнесенное молодым викингом имя, хмурясь переспросила Я. - Рагнар Лодбрак, - уже увереннее произнесла она. – Я знаю, кто ты, - она перевела взгляд на стянутые ремнями ноги юноши. – Ты – Ивар Бескостный.
Теперь Я смотрела на воина с неподдельным интересом. Несмотря на провалы в памяти, историю народа, который когда-то считала своим, она знала неплохо, а потому знала, что сидевший рядом с ней воин значил для викингов.
Я была удивлена. Она много читала об Иваре, возможно, даже когда-то слышала о нем от его современников, но никогда не думала, что встретится с ним самим лично. Конечно, все происходившее было интересно, но внушало тревогу. И несмотря на ужасающую репутацию викинга, которая не поблекла даже через многие столетия, прошедшие со времени его смерти, Я пугал не он сам, а то что ТАРДИС привела ее именно к нему и это могло означать, что история в этом временном промежутке пошла как-то не так.
«Или нет», - тут же мысленно поправила сама себя Я, но чувство беспокойства почему-то упорно не уходило.
- ТАРДИС, если ты меня хотела перенести домой, то ошиблась лет на тридцать, - опять зацепившись за упоминание Рагнара, которое было указано в ее дневнике, видимо, для того, чтобы в будущем, окончательно спутав все события своей жизни, она знала, кого можно было считать своими первыми современниками. - Я тебя прошу, включи переводчик нормально. Мне трудно общаться. Ты же мне друг, - нахмурившись, произнесла девушка, уповая на сознательность и остатки совести машины.
- У тебя очень скоро не останется друзей, если ты продолжишь сбрасывать их с высоты птичьего полета, - тихо произнесла Я, не подозревая, что корабль наконец-то решил исправить настройки и викинг теперь слышал ее так, будто бы она говорила на его родном языке.

комментарий к имени

Девушка произносит его так, как оно звучало бы в оригинале. Имя реально существует и относится к древнескандинавским. Оно состоит из двух частей: as (бог) и hildr (битва).

[icon]http://s5.uploads.ru/Tti5h.jpg[/icon]

Отредактировано Ashildr (Вчера 23:34:11)

0


Вы здесь » flycross » King of the Clouds » Девочка, которая упала на Землю [vikings, dw]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC